На главную страничку сайта о семейном счастье =>>
 

Необходимые всем знания о любви, эротике, основании семьи, воспитании детей, душевной и интимной гармонии - о супружеском счастье!

Влюблённость, любовь, семейные конфликты, причины измен, первая брачная ночь, счастье в браке, интимная жизнь супругов, понимание эротики, половые расстройства, сексуальные отклонения, гамологический подход к любовным и семейным проблемам.
Самоучитель
Здесь вы найдёте ответы на вопросы: каким бывает счастье; любовь это или влюблённость; какие основные причины супружеской измены и половой слабости; кто кроме маньяков угрожает детям растлением; нужны ли публичные дома; как разрешить семейный конфликт; норма или дикость в традициях, касающихся интимной жизни; как и когда начинать половую жизнь и др.
Cтатьи
Часто Задаваемые Вопросы  по теме Любовь, Секс, Брак
Ч.З.вопросы
Мультимедийный вариант Самоучителя супружества с иллюстрациями, обучающими видеороликами и музыкальным сопровождением.CD-книга Научно-популярный фантастический рассказ 21-00 или всё, что вы хотели знать о семейном счастье, но не у кого было спросить
Н.П.Фантастика
 
Навигация:  
  --
:: В избранное!

Интересно

... Порнофильмы раскрепощают женщин >>>

... Случайные свидетели "за" и "против" >>>


Мудрость

Одной любви для воспитания мало. И любя своих детей, можно воспитать их плохими людьми. /Н.Шелгунов/


Анонсы статей
  Добавить анонс и статью можно по мэйлу zip43r#yandex/ru

Научно-популярная фантастика - рассказ 21:00 или всё, что вы хотели знать о семейном счастье, но не у кого было спросить

21:00

или всё, что вы хотели знать о семейном счастье, но не у кого было спросить

 

Проснулся я от привычного голоса говорящих часов. К необычному для людей выражению «двадцать один ровно» я давно привык. Правда, это не совсем те слова, которые ожидаешь услышать утром.

- Как же я мог настолько проспать? - подумал я, но тут же вспомнил, - это же я вчера пытался напиться с горя.

Я обычно не напиваюсь - не люблю терять контроль над собой. Но даже если и напился, как я мог проспать целые сутки? Но ведь не вечер же? Светло как днём.

Поначалу то, что я нахожусь у себя дома, не вызывало сомнения, но обстановка была всё же иной.

- С кем же я мог так напиться у себя дома? - подумал я, но заметил, что лежу-то я не в супружеской кровати, а на односпальной, холостяцкой. Да и вокруг был не уют супружеской спальни с детской кроваткой, а какая-то холостяцкая берлога.

- Где же жена? Почему я проснулся один, да ещё на узкой кровати? - вспыхнуло в мозгу, и я вспомнил, что мы поссорились. Правда, из-за чего произошла ссора, я почему-то не помнил. Хотя обиду я помнил, но как-то расплывчато, неконкретно.

- На что я обиделся? Или я обидел, но чем? - думал я, но не удавалось сосредоточиться из-за того, что слегка кружилась голова и мысли не спешили проясняться.

Решил сконцентрировать внимание на часах. От этого или нет, но в голове заиграла тихая знакомая мелодия.

- Это же последняя мелодия, которую я установил на будильник! Почему же он разбудил меня не вовремя, а так поздно? Причём, не мелодией, а просто напомнил время. И почему все предыдущие ежечасные напоминания я не услышал? - активизировались мысли, но случилось что-то с глазами. Будильник как-то не фокусировался, менял цвет и даже форму, превращаясь даже в какое-то кубистическое изображение.

- Пикассо? - спросил я себя отрешённо.

- Нет, мозаичное зрение, - всплыло откуда-то из глубины мозга, – Как у стрекозы.

Страха не было, просто пассивное удивление. Но даже через такое зрение я заметил, что время на дисплее ещё не поменялось. Часы по-прежнему показывали 21:00. А ведь я проснулся минимум несколько минут назад. Но так как вспомнил, что скорость мыслей бывает очень большой, решил подождать, сконцентрировав зрение на дисплее.

Не знаю, сколько я лежал, пока часы не приняли свою обычную форму, но вот время не «пошло», и часы показывали всё те же 21:00.

- Хорошо, что хотя бы часы не говорят постоянно «двадцать один ровно», - немного облегчённо подумал я и решил встать.

Как-то мгновенно я очутился у окна и окаменел от футуристического пейзажа за окном. К тому же, живу я на третьем этаже, а тут – сотый, не меньше.

Мысли вошли в ступор и вообще остановились.

Из оцепенения меня вывело летающее такси. За рулём (может, за штурвалом или джойстиком?) сидел Корбан Даллас. Это была единственная мысль, вернее, имя, всплывшее в мозгу.

- Откуда я его знаю, я ведь и такси летающих никогда не видел? - подумал я и облегчённо вздохнул, - это же Крепкий орешек – 2!

- А почему «два»? - не успел я подумать, как очутился на улице в каком-то радужном комбинезоне. Это была верхняя одежда, а не скафандр, причём такой же, как у остальных бесполых существ, ходящих под мчащимися над головой «самодвижущимися телегами», похожими на цветные сани для бобслея.

- Так, значит, 21:00 – это 2100, - промелькнула мысль, и я понял, что очутился в будущем.

- Это кул! - всплыла в мозгу строчка из одной русской песни. А вот что делать дальше, это восторженное междометие мне не подсказало.

- Если очутился на улице, значит, надо идти вперёд, - подумал я.

К счастью, выбора не было, так как за спиной и по бокам было здание, а впереди улица. Я раньше видел подобный архитектурный приём – П-образное здание с внутренним двором. И хотя дворик оказался без проезжей части, он тянулся бесконечно. Меня это как-то не удивило, и я пошёл вперёд, рассматривая всё окружающее, как делал обычно, попав в чужой город – туризм одиночки.

По обыкновению я пошёл вдоль правой стороны – тоже привычка, появившаяся от жизни в стране с правосторонним движением.

Есть почему-то не хотелось, поэтому на витрины с едой я не заглядывался, да и к одежде интереса не было, тем более что я оказался в простой футболке с какими-то иероглифами и цифрами 2-1-0-0.

Меня что-то мучило, что-то я искал и пытался вспомнить цель своих поисков.

Проходя мимо одной из многочисленных витрин, я не сразу обратил внимание на групповой рекламный портрет. В содержание рекламы на этом щите я не стал вдумываться, так как образ счастливой семьи эксплуатируют многие рекламисты. Но моё внимание сразу же привлекла мать семейства, и я сразу почувствовал одиночество и как-то всем телом ощутил, что женат и у нас есть ребёнок.

Остановившись от нахлынувших воспоминаний, я оказался в какой-то приёмной, причём, сидел в очереди, а рядом на столе стояли вазы с фруктами и конфетами. Так как я не был первым в очереди, стал коротать время, воспользовавшись угощением, которое явно было предназначено для ожидающих приёма.

И вот я уже открываю дверь с надписью «Гамологическая консультация», успев лишь подумать, что не совсем понимаю, куда иду и зачем.

Сразу вспомнились словосочетания: гемологическая лаборатория и гомологические ряды. Но особой пользы от них не было.

Я знал, что корни «гемо» и «гомо» означают «кровь» и «одинаковый», а вот «гамо»…  Моногамия! Вот откуда мне известно это слово. Но что именно оно означает?

- Если понятие «полигамный брак» означает многожёнство или многомужество, а моногамный – парная семья, - подумал я, - то «гамо» может означать разве что семью, вернее, брак, супружество.

- Специалисты по семейным отношениям, - озарило меня, когда я оказался уже внутри, – это как-то связано с последней ссорой! Хотя почему последней, ведь мы с женой не ссорились? Разве что через спор приходили к общему мнению.

Я тут же я сделал паузу (как бы нажал на плейере «II») и подумал, что слышал о семейных психологах, а кто такие гамологи?

Времени на размышление не оставалось, так как я уже закрыл за собой дверь и оказался в тёмном помещении. И только тогда, когда глаза привыкли к темноте, меня поразили размеры помещения. А может, это вовсе и не было помещением, ведь виднелось звёздное небо.

Особо заострить внимание на самом помещении (может, это был планетарий) мне не дало внезапно охватившее чувство беспокойства и какого-то щемящего одиночества. Причина стала понятна тогда, когда я понял, что вокруг в полумраке сидят молодые пары. Причём они не просто сидели, а как-то изнутри светились.

- Это светится в них любовь, - сказал появившийся ниоткуда лектор, – она светится при освещении волнами в определённом диапазоне. Меня осенило – это как следы крови светятся в ультрафиолете. И по мне прошла волна одобрения, типа «бинго!», хотя лектор уже исчез.

- Это светятся продукты биохимической реакции в телах влюблённых, - сказал я влюблённой аудитории, сам превратившись каким-то образом в лектора, - так возникает природная любовь, означающая инстинктивное чувство притяжения пары.

В это время на появившимся вдруг большом экране начали чередоваться видеоизображения различных животных, которые так же светились.

- Это же так называемые брачные танцы во время сезонного гона, - подумал я, но вслух этого не сказал, почувствовав какую-то неловкость от такого сравнения.

Пауза затянулась, и я не знал, что говорить, тем более что животные стали спариваться.

- Надо это прекратить, ведь это уже другая тема, - подумал я, и экран погас, чему я особо не удивился.

И тут в темноте я заметил, что не все пары светятся, вернее, светились не всегда оба – то парень не светился, то девушка. Причём, свечение одного влюблённого в такой паре было сильнее, чем в парах, в которых светились оба, но зато такого стабильного свечения, как в парах не было. Одиночки с неразделённой любовью светились импульсами, испуская пульсирующее свечение.

- Это пульсирует шизофренический фанатизм безответной любви, - произнёс я, комментируя появившееся на экране изображение такой пары, в которой один любит, а второй лишь позволяет себя любить.

- Пульсация показывает нам, что из-за периодических сомнений и разочарований любовь периодически слабеет, - сказал я и осёкся, так как таких пар хватало в зале.

- Всем спасибо, все свободны, - обратился я к парам, не испытывающим взаимности, этой неизвестно где услышанной фразой, и они моментально исчезли. Остались только стабильно светящиеся.

- А скольких из этих придётся ещё отбраковать, - с сожалением подумал я, но успокоил себя тем, что у отбракованных всё равно нет перспектив.

- Но кому-то ведь повезёт пронести это свечение через всю жизнь, - подумал я, воодушевившись на мгновение.

- На необитаемом острове, где нет социальных и экономических различий, способных погасить это свечение, - сказал я, - перспективы есть у многих пар, но ведь люди живут в обществе...

- Перейдём ко второму туру отбора, - сказал я неожиданно для себя и стал высвечивать каким-то прожектором отдельные пары, после чего к моему огорчению они переставали светиться.

- Лучи времени? – предположил я, - ведь только время способно погасить это природное свечение влюблённых сердец.

 

***

 

Я лежу в постели, и в мозгу начинает проясняться. Правда, дальше слова «спам» дело не пошло.

Начал усилием воли напрягать память. Вроде напрягается, но сопровождается головной болью.

«Спам» - навязчивая реклама, названная (в честь?) какой-то фирмы, продающей, кажется, колбасу. Рекламки впервые начали бросать в почтовые ящики американцев, живущих в соседних от продавца районах, ну и…

- Вспомнил! Всё началось с компьютера! – в мозгу щёлкнуло, но прежде чем восстановилась хронология событий, в мозгу всплыла фраза: «Вначале было слово, и слово это было… компьютер».

Современный «спам» - это вид рекламной рассылки по электронной почте.

Так вот, жена обнаружила какой-то «спам», правда, замудрёный, и стала подозревать меня. Компьютер был общим, и мы удаляли спамовые письма попеременно, в зависимости от того, кто из нас проверял почту. И мы уже привыкли к рекламе товаров и услуг, а также порносайтов. Но тут было что-то особенное…

 

***

 

Время безжалостно гасило свечение возлюбленных, которые к тому времени уже стали супругами и даже, возможно, обзавелись потомством. И хотя о наличии детей можно было лишь догадываться, нахождение в браке я определял однозначно. Да и кто бы ни определил, когда над головами пар появлялись большие сцепленные золотые кольца, такие как на крышах автомобилей, идущих впереди свадебного кортежа?

Прожектор, высвечивая пару, каким-то образом проецировал на экран их межличностные взаимоотношения. И хотя это была всего лишь анимированная схема с безличными фигурками, становилось ясно, что им не суждено дальше идти вместе по жизни.

Было очень обидно и неприятно смотреть на то, как чистая, светлая и светящаяся взаимная любовь постепенно гаснет, превращаясь в отчуждение и даже ненависть. Это было наглядно видно, так как гасло не только свечение любви, но и тускнели золотые кольца, а  головы возлюбленных супругов, смотрящие до этого вместе вдаль, начинали разворачиваться и смотрели уже в противоположные стороны.

Когда на экране появлялись крупные планы супругов, ранее души не чаявших друг в друге, одухотворённость их лиц постепенно уступала место неудовлетворённости, усталости и раздражительности.

У некоторых пар, переставших светиться любовью, кольца над головой не только темнели, но и расцеплялись с каким-то хлопком. И тут же эта пара исчезала из зала. Причём, хлопки у одних пар были громкими и звонкими, а у других тихими и глухими. Я было подумал, что особенность хлопка зависит от времени, прошедшего после затухания свечения, но оказалось, что громкость хлопка зависит от неравномерного затухания, когда свечение одного из супругов уже погасло, а у второго ещё продолжало светиться в полную силу.

- Выходит, природная любовь, вспыхивая почти одновременно у пары влюблённых, гаснет по-разному («…у любви у нашей села батарейка»), - пришёл я к выводу, - ничего неожиданного, ведь у каждого влюблённого биохимическая реакция течёт со своей скоростью и интенсивностью.

На экране стали появляться обиженные, недоуменные и вопрошающие лица.

- Как же так? Вчера ещё были одним целым, любили до беспамятства, а теперь моя любовь отскакивает от моей законной половины как горох от стены. Кто виноват? Что мне делать? Как вернуть чувства? – не находили себе места одни.

- Что же случилось? Я не чувствую ничего. Мы стали чужими, но он же (она) любит по-прежнему, я же вижу. А что со мной не так? Кто виноват? и т.п., - занимались самоедством другие.

Нельзя было без боли смотреть на такие пары. 

- Может, им можно помочь? Ведь очень хочется, - пытался я сообразить, - это же не их вина! Их же свела Природа через инстинкты, а затем отвернулась – никакой ответственности «за тех, кого мы приручили»!

На экране внезапно появилась лиса, и я понял намёк, но обвинять Природу «рука не поднялась». Всё же, виновата не Природа, ведь она просто дала возможность: плодитесь и размножайтесь! И, естественно, «умыла руки, достигнув своей цели». У неё единственная забота – стимулировать продолжение рода.

- Другие же животные не обижаются на Природу? – подумал я, - а о таких противоестественных, то есть чисто человеческих понятиях, как супружеская любовь и семейное счастье, должны заботиться сами люди. Свои обязанности Природа исполняет честно.

Всё же было обидно, и особенно за те пары, которые светились ярче всех – самозабвенно, с готовностью пойди на большие жертвы под влиянием природной любви. Но меня успокоила мысль, что сила межличностного притяжения, вызывающая такое яркое свечение, означает всего лишь то, что двое идеально подходят друг другу на генетическом уровне. И на это меня натолкнуло изображение спиралей ДНК в углу экрана. И хотя я в этом особо не разбираюсь, в моей голове какой-то диктор сказал: «Чем сильнее взаимное притяжение, тем выносливей, приспособляемей, здоровей и красивей потомство. Но, к сожалению, чем более подходящими являются возлюбленные по физиологическим параметрам, тем, обычно, сильнее у них культурные и социальные различия. Ведь генетически оптимальными, то есть далёкими по происхождению, обычно бывают межнациональные пары, больше других пар отличающиеся мировоззрением, традициями и культурным уровнем. И эти различия не дают личностно сблизиться возлюбленным, впрочем, как и социальные различия. Поэтому часто, несмотря на то, что пара идеально подходит для появления удачного потомства и улучшения генофонда человечества, она обречена на дисгармоничный брак».

Мне нечего было добавить, да и что я мог сказать таким парам, светящимся от счастья? Поздно им что-то говорить, да и бесполезно, они не захотят никого слушать, только свою природную любовь.

 

***

 

Сообщение было составлено деловым языком. Это был ответ. Причём, в отличие от обычных спамов, он заключал в себе и запрос. И этот якобы ответ был из Свингерского клуба. Конечно, это была реклама сайта свингерских знакомств, содержащая маленькие фотографии пар с указанием их возраста и имён (скорее всего – ников). У некоторых даже была пометка «БИ».

Всё как бы стандартное, но обращение было официальное и уважительное ко мне лично (естественно, это был мой почтовый ящик). Это подкупало своей правдоподобностью. А после такого доверия запрос уже не вызывал сомнений в подлинности.

В запросе не было ничего конкретного и содержало следующее:

«Мы с женой перестали возбуждать друг друга, не помогают и ролевые игры, поэтому мы решили попробовать с другой парой. Это посоветовал один мой знакомый, он же дал адрес сайта. Мы сами даже не ожидали, но уже сама мысль о таком сексуальном разнообразии возбудила нас.

Как можно устроить свингерскую встречу через ваш клуб? Мы согласны даже на поездку, но пока, не в другую страну – куда-нибудь поближе».

Конечно, ничего конкретного не было, кроме моих инициалов, которые я сам вписал, когда регистрировал почтовый ящик, но для обиды и ревности хватило!

 

***

 

Ряды пар сильно поредели от лучей Времени», а сопровождалось это довольно частыми хлопками разной громкости, какие можно услышать в горячей кастрюле, в которой зёрна кукурузы превращались в поп-корн. И так же, как в кастрюле, хлопки под конец стали реже, и я с надеждой посмотрел в зал.

Надежда оказалась такой же призрачной, как и освещённость зала – стемнело существенно. Но, приглядевшись, я понял, что, хотя черно-золотых колец над парами почти не осталось, зато немало осталось пар с чёрными кольцами над головой, смотрящих в противоположные стороны. Особой радости это открытие не принесло, да и не светились они. Зато из-за них время от времени тишина зала нарушалась хлопками, а вместе с ними появлялись вспышки. Приглядевшись, я понял, что это вспыхивают (в основном, ненадолго) бывшие половинки из лопнувших браков, которые пытались создать новые пары.

И вот, наконец, я увидел то, чего подсознательно ждал – на этом, озаряющемся вспышками тёмном фоне, я обратил внимание на пары с золотыми кольцами. И хотя кольца продолжали светиться, свечение под ними было тусклым. Но пары не перестали светиться, просто их сияние сменилось свечением другого типа. Поэтому их трудно было сразу заметить, но со временем (благодаря лучам Времени) их флюоресцирующее, какое-то, неоновое свечение стало постепенно разгораться, совсем как ртутные лампы в уличных фонарях.

- Достигли, - с удовлетворением и, радуясь за них, отметил я про себя, - как же это им удалось?

Тот же вопрос я прочёл в глазах «почерневших» пар. Причём эти глаза проецировались на экран, с большой скоростью сменяя друг друга. Разве что выражение было постоянным.

- Придётся ответить, - подумал я, хотя не представлял пока, с чего начать, благо никто не торопит, если не считать взглядов, к тому же я уже знал, как сделать паузу (нажать мысленно «II»).

Обдумывая ответ, я заметил, что смотрят на меня вопрошающе именно супруги-«черноколечники», которые ещё были в браке, но достичь гармонии так и не смогли. Причём, в основном, смотрели не оба супруга, а лишь один из них.

- Разве второго не интересует? - подумал я, но решил, что, вероятно, это оттого, что смотрят они в разные стороны. Впрочем, кресты и полумесяцы, кружащиеся как спутники вокруг чёрных колец отвернувшихся половинок, навели меня на мысль, что они ищут ответа у высших сил. Толерантно сделав вид, что не замечаю, что я им неинтересен, продолжил думать по-существу.

- Но они ждут не ответа, - пришло мне в голову, - а совета, как им поступить, какого-то быстродействующего лекарства.

- А что мне посоветовать, чем их обнадёжить? - подумал я, ощущая свою беспомощность, - я же не семейный психолог, чтобы внушить им, что нужно терпеть, думать о своих удовольствиях, научиться «мирно сосуществовать» или закрывая глаза в супружеской постели, представлять на месте своей половины кого-нибудь более привлекательного…

- Не могу же я снова позолотить их кольца? В смысле, восстановить природную любовь, этот подарок Природы, которым они вовремя не воспользовались и, фактически, утеряли его, – лихорадочно думал я, не зная, с чего начать.

- Поздно, поезд ушёл, - хотел я, наконец, сказать им, но слишком трогательными были вопрошающие с какой-то надеждой взгляды супругов, внезапно ощутивших отчуждение с половинками, в которых раньше души не чаяли. Да и вспышки новых пар из «бесхозных» половинок давали какую-то надежду на их будущее.

- Никогда не хотел быть богом, - подумал я, - да и судьёй тоже, ведь если «глубоко копнуть», то сам человек мало в чём виноват. Его же на многие поступки запрограммировали через воспитание общество и родители. Как же винить человека за огрехи полученного им воспитания?

Мои размышления неожиданно прервала музыка. Я взглянул на экран, но он оставался тёмным. Какой-то негритянский голос затянул блюз, причём, на своём родном языке.

- Как-то не политкорректно, - раздался голос в моём мозгу.

Я не сразу понял, к чему относится это замечание, тем более, не являясь богом, имел право на ошибки.

- Надо было, наверно, сказать про голос, что он афроамериканский, - подумал я, - афрофранцузский или вообще – афрорусский.

Я вдруг возмутился, ведь выразился же я так в уме. Кто меня поправляет в моём мозгу?

- Совесть, - услышал я, - внутренний контролёр, который сверяет твои мысли и поступки с нормами, полученными в результате воспитания.

- Опять, оказывается, всё дело в воспитании, - нервно подумал я, но тут голос блюзмена затих, но под продолжающуюся мелодию я услышал перевод в стиле Билли’с бенд. Правда, голос переводчика был не их, а какой-то советский, даже – черно-белый. В смысле, из черно-белого кино.

- Не хочу, чтобы дочка моя влюблялась в проклятых мужчин, от любви больше горя бывает, чем от других причин, - прозвучал перевод, и я вдруг вспомнил, что это слова одного из блюзов Ленгстона Хьюза.

Поэтически очень красиво, но, как обычно, речь тут идёт совсем не о любви, душевно сближающей две личности и превращающей возлюбленных в супружескую пару. Дело в том, что из-за традиционно-расплывчатого понимания любви, за неё обычно принимают зов пола – потребность случки, вызванную инстинктом продолжения рода. И если считать такую природную страсть любовью («…как я его любила, по морозу босиком к милому ходила…»), то придётся признать, что и сезонная страсть домашних животных – тоже любовь.

Блюз затих так же неожиданно, как и начался.

- Как же так? Самое прекрасное чувство и вдруг… больше горя? – кто-то как будто спросил у меня, и я понял, что задумался, вернее, «открылся предохранительный клапан», чтобы мозги не закипели.

- Никакого секрета нет! – сказал я громко и уверенно, но сразу же засомневался.

Секрета, может, и нет, но сохранение любви, вернее, переход её на человеческий уровень супружеской любви зависит от нескольких предпосылок, не говоря уже о случайностях.

- Как же доходчиво объяснить? – ещё раз злоупотребив возможностью ставить реальное время «на паузу», задумался я.

Если большинству уже поздно сохранять или восстанавливать свои чувства, не вернуться ли к аудитории, в которой ещё все светятся от природной любви?

Тотчас же мрак аудитории развеялся, и засветились все пары.

- Даже колец не видно, - с надеждой подумал я, – повальная природная любовь!

 

***

 

- Хорошо, - начал я вспоминать, - что же дальше произошло?

Всё началось с электронного письма. Ну, получила она его, ну поверила, что это я обращался в Свингерский клуб. Я же ей объяснил, что это спам…

Стоп! Ничего я ей не объяснял, вернее, она ничего не хотела слушать. Как так можно? Даже если я в чём-то виноват, можно же было выслушать. Я понимаю, что больше всего может оскорбить обман близкого, а тем более любимого человека, но надо же его хотя бы выслушать? Может, «это не то, что ты думаешь», - как говорят в фильмах. И если осуждать, то нужно сначала разобраться, а не «рубить с плеча», это же жизнь, а не «мыльная опера»! И потом, каждый человек имеет право на ошибку! Как можно, не разобравшись, выносить приговор?

Чувствуя, что мысли «зациклились», я решил вспомнить, что же было дальше.

Я как мог, оправдывался, говорил, что брезгую другими телами. Не то, что секс, мне даже целоваться будет противно с чужой женщиной, не говоря уже о том, что свингером может оказаться какая-то старуха или вообще – мужик…

В общем, она взяла ребёнка и ушла к родителям. Сказала, что ей надо собраться с мыслями, что должно пройти время, чтобы она смогла меня простить. А за что!?

 

***

 

- С чего же начать? – панически подумал я, глядя в лица, светящиеся от счастья, почувствовав себя совсем как перед экзаменом, когда кажется, что вообще ничего не помнишь.

Но очень скоро паника уступила место успокоительным и позволяющим сконцентрироваться мыслям.

- Хорошо, что уже отсеялись прочие пары, соединённые не природной любовью, а иными причинами – из корысти или вынужденно, - подумал я, - ведь какой смысл что-то объяснять парам, у которых не было взаимной любви? Что можно посоветовать сожителям, считающим совместное удовлетворение половой потребности любовью или даже - гражданским браком? А парам, причиной союза которых стала сделка, в которой один супруг покупает второго за материальные блага, за социальный статус и т.п.? И нет особой разницы, сами они так поступают или под давлением родителей и обстоятельств. Всё равно у них нет шансов обрести семейное счастье в современном браке.

- А что можно сказать парам, которых вынудила соединиться «непредвиденная» беременность? – продолжал я себя спрашивать, всё глубже погружаясь в омут пессимизма, - особенно, когда основным аргументом вступления в брак был традиционный идиотизм – «Как приличный человек он должен на ней жениться!»

Что это за приличия, рожать ненужных детей, появившихся на свет в результате ошибок, просчётов, безграмотности и неконтролируемой животной страсти?

А вот к какой категории отнести детей, которых родили матери-одиночки «для себя»? – «добил» я себя вопросом, - ведь, фактически, они клонируют такую же мать-одиночку или же инфантильного холостяка, то есть людей, которые не будут знать, для чего нужна полная семья и что такое семейное счастье. Но это уже другая проблема, да и в аудитории таких не было.

- Но ведь на протяжении тысячелетий подавляющее большинство моногамных браков было именно таким, совершенно не нацеленным на супружескую любовь и семейное счастье, - подумал я, когда вспышка осуждения и неприязни уступила место снисхождению, - люди были ближе к Природе, вернее, к братьям меньшим, а у животных не может быть понимания супружеской любви и семейного счастья, так что жили как могли, борясь за существование и продолжение рода.

- Конечно, раньше супруги могли быть счастливы по-своему и в патриархальном браке, и в матриархальном, и в гаремном, - подумал я, чтобы не скатиться к мысли, что раньше вообще не было семейного счастья в современном понимании.

- Да и супружеская любовь до сих пор может выражаться своеобразно, как, например,  у периодически скандалящих (вплоть до «мордобоя») и мирящихся пар, - подумалось мне, хотя в глубине души я в это не верил, вернее, не мог понять, как можно быть счастливым, чувствуя себя ущемлённым в правах или считая себя собственностью своей половины.

Я подумал, что и другая крайность, к которой пришло феминистическое движение, борясь за равные права, не лучше. Но ведь это вполне характерно для революционных переходов – «ударяться» из крайности в крайность. Правда, превратить равноправие полов в их равенство, когда стирается грань между полами и, фактически, теряется смысл брака, это уже чересчур.

Как бы то ни было, современные мужчины и женщины (они, прежде всего), испытавшие равноправие, в своей массе уже не согласятся на неравные патриархальные («домостроевские») и матриархальные браки. Конечно, современные женщины, как и раньше, пытаются продаться обеспеченным и немолодым, но семейным счастьем в таких браках и «не пахнет». Мало того, такие взаимоотношения нередко завершаются тем, что один из них «оказывается в могиле».

- Что-то я отвлёкся, а пауза-то затягивается, - безрадостно отметил я, так и не решив, с чего начать.

- И всё-таки хорошо, что большинство современных браков заключается по взаимной любви, являющейся основной предпосылкой супружеской гармонии, - воодушевился я, - а ведь об этом могли лишь мечтать наши предки, живущие в прошлых веках. 

- Что же не даёт возлюбленным стать счастливой парой и не растерять свою любовь? – обратился я к парам, собравшись с мыслями.

- Во-первых, самоуверенность и чувство избранности, - продолжил я уже уверенным голосом, - влюблённым ведь кажется, что вспышка взаимных сближающих чувств – это их заслуга, а не результат природного подбора пар, идеальных для продолжения рода человеческого. Конечно, немного оскорбительно осознавать «сбивающую спесь» и в чём-то унижающую истину, но зато реальный взгляд на вещи позволит сделать конкретные шаги по душевному сближению, а не «плыть на волнах эйфории» от ощущения псевдоблизости и псевдогармонии, вызванных биохимически.

- О биохимии уже кто-то говорил, назвав любовь подарком Природы, - подумал я и не стал вдаваться в подробности, тем более что не смог бы.

- Парадоксально, но нередко у возлюбленных и молодожёнов даже в интимной жизни какая-то псевдогармония – ощущение, что им всего этого достаточно (даже отсутствия оргазма), - продолжил я, - поэтому после убывания природной любви постепенно рассеивается не только душевная псевдоблизость, но и интимная псевдогармония. Поэтому, став снова душевно чужими, такими, какими они были до вспышки природной любви, супруги нередко испытывают не только личностное отчуждение, но и половую дисгармонию. И это всё потому, что «пустили на самотёк» личностное сближение, достижение которого только и может помочь заполнить пустоту во взаимоотношениях после окончания срока природной любви. А личностная близость уже поможет молодым супругам сообща гармонизировать интимную жизнь.

- Личностная близость создаёт «фундамент», на котором с годами расцветает супружеская любовь, и супруги «рука об руку» строят своё семейное счастье. Причём совместное преодоление трудностей сближает их с каждым годом всё больше, позволяя им не только сохранить супружескую любовь до старости, но и передать своим детям навыки жизни в счастливой семье, - забегая вперёд, подытожил я.

- Во-вторых, молодожёнам мешает беспечность счастливых возлюбленных, - перешёл я ко второй причине, правда, с таким ощущением, будто повторяюсь, - возлюбленные считают, что «от добра, добра не ищут», и что они навсегда останутся такими же любящими и близкими и ни за что не захотят расстаться.

- Мало кто, из вас, испытывающих взаимную влюблённость, согласится с тем, что ощущения эти не вечны, и что любовь может уйти так же внезапно, как и вспыхнула, - произнёс я, «кожей ощущая» недоверие слушателей.

Они и есть те самые «купающиеся в счастье любви» возлюбленные, которые чувствуют себя со своей половиной одним целым. И это они самонадеянно думают, что «любовь до гроба» как раз у них. А раз так, то чего опасаться и зачем что-то делать для ещё большего сближения?

- Это может показаться вам неправдоподобным, - попробовал я выкрутиться из неловкого положения, когда почувствовал, что веры к моим словам – «ноль», - но всё же нужно что-то делать, чтобы по окончании срока природной любви не оказаться «у разбитого корыта». Нужно предотвратить возможное отчуждение и даже хуже – раздражение от одного вида бывшей половины, которую любили больше жизни и готовы были ради неё пожертвовать многим.

- Не говорю уже о взаимной ненависти, в которую трудно поверить влюблённым, - теряя остатки уверенности, добавил я.

Не заметив энтузиазма в их глазах, вернее, желания думать о чём-то, кроме своих чувств (ощущения любви и беспредельного счастья), я решил, что нужно найти слова поубедительнее. Но как убедить их в плохих перспективах? И стоит ли, ведь это уже будет не убеждение, а запугивание.

- Впрочем, влюблённые – смелые люди, их не запугать, - растерянно подумал я и решил переключить внимание аудитории, теряющей интерес к теме.

 

***

 

Мне было обидно, и от обиды я перешёл на крик и обвинения, напугал ребёнка, чем только ускорил их уход.

Не люблю скандалов, ведь в них «выливается грязь», всякие чудовищные обвинения, старые, часто беспочвенные обиды. Можно обвинить друг друга даже в таких вещах, в которые и сам не веришь, и потом будешь удивляться: «Как это мой язык повернулся такое сказать? Ведь это самый родной мой человек, нет никого ближе».

Любовь к своим родителям, своим детям и домашним животным не даёт такого ощущения близости, как супружеская любовь. И есть ли на свете такое, ради чего можно пожертвовать ею?

Обычно в конфликтной ситуации я стараюсь вспомнить, что напротив находится не чужой человек, даже не родственник, а моя «Половина пары», без которой мне плохо. Как сказал поэт И. Ф. Анненский: «Не потому, что от Нее светло, а потому, что с Ней не надо света».

Иногда меня отрезвляла фраза, не помню, откуда запавшая в память: «Это всё ерунда по сравнению с Мировой революцией». И обычно она помогала, но теперь возмущению не было предела, ведь обвинения были незаслуженными, а это выводит меня из себя «с пол-оборота», и меня захлёстывает обида и неконтролируемая злость. Поэтому даже не помню, что я конкретно говорил, вернее, кричал. А она?…

 

***

 

- Давайте послушаем песни, в которых поётся о любви, - предложил я в надежде, что смогу выбрать что-нибудь поэтическое, а не «штамповку», паразитирующую на этом чувстве.

Но ничего не произошло. Я вместе со всеми «превратился в слух», но после затянувшейся паузы ожидание перешло в растерянность. И вдруг послышались последние такты всё того же блюза и слова «… от других причин».

- Что других песен нет? – возмутился я в первый момент, но потом понял, что эта – как раз по теме.

- То, что любовь может превратиться в свою противоположность, известно всем по книгам, фильмам и… сплетням, - сказал я, почувствовав уверенность.

- Конечно, никто не хочет, чтобы это произошло с ним, - продолжил я с таким подъёмом, будто иду в наступление, - но от такого нежелания почему-то разводов меньше не становится. Наоборот, все удивляются: «Как это случилось, женились же по всепоглощающей любви, а теперь живут как кошка с собакой»? А ведь почти все молодожёны «в розовых очках» даже не сомневаются в своих чувствах, максимум - надеются, что с ними такого не произойдёт.

- Это прозвучало, скорее как угроза, нежели как предостережение, - подумал я и сделал паузу, чтобы они вспомнили такие случаи, довольно частые в любой среде. Но всё же не мог чётко представить себе, какими словами предостеречь их, объяснить, что существует большая вероятность того, что на смену эйфории душевной близости, нежности и взаимодоверия могут прийти отчуждение и раздражительность.

Обиднее всего то, что нередко в этом нет даже вины самих возлюбленных. В основном, приводят к такому неблагоприятному развитию событий издержки родительского и общественного воспитания или же сильные отличия в воспитании, а уже потом - неблагоприятное стечение обстоятельств. И получается, что от самих супругов (как, впрочем, и от других людей) мало что зависит. Ведь через воспитание дети получают своё мировоззрение, состоящее из комплекса стереотипов мышления и поведения, то есть воспитание – это «установка операционной системы» и программ, согласно которым мыслит и действует человек. Причём, в издержках воспитания невозможно обвинить даже родителей, ведь и они в свою очередь получили подобное воспитание.

Конечно, прогресс человечества опирается на природную способность мозга пересматривать мировоззрение в юности (в возрасте примерно 15 – 25 лет), ведь с годами нежелание пересматривать своё мнение усиливается, то есть консерватизм становится всё «махровее».

Но если объяснять в таком ключе, боюсь, у них вообще пропадёт интерес. Разве что можно сказать, что молодожёны не виноваты в том, что у них, в основном, нет привычек супружеской любви и семейного счастья, которые могли бы в идеале традиционно переходить из поколения в поколение. Зато у них есть возможность, сообща претворить в жизнь свои представления о семейном счастье. Хотелось бы, чтобы это не делалось вслепую, чтобы молодожёны чётко представляли, к чему нужно стремиться и не ставили бы себе ложных целей, которые у них традиционно ассоциируются со счастьем.

- Так вот почему Гамологическая консультация, - догадался я, - эта наука может помочь молодёжи сориентироваться в поисках, сделать первые шаги в правильном направлении, чтобы не было уже поздно «склеивать разбитую чашу» любви.

- И хотя поведение молодых людей «запрограммировано» обычаями, традициями и мировоззрением, перенятым от родителей и в своём кругу общения, - уверенно произнёс я, - всё же есть одна предпосылка для семейного счастья, которую по силам контролировать молодым людям, вернее, подросткам.

- Дело в том, что после Сексуальной революции основной помехой для перехода природной любви в супружескую, стала привычка к партнёрскому сексу с подросткового возраста, - продолжил я и заметил интерес в глазах, направленных на меня, хотя, скорее всего это было простое непонимание.

- До Сексуальной революции (впрочем, как и теперь) одной из основных причин ранней влюблённости и раннего начала половой жизни была дисгармоничность родительской семьи, отсутствие атмосферы любви и счастья, - старался я поддержать интерес аудитории.

- Подростки в таких семьях сильнее противопоставляют себя родителям и хотят найти себе близкого человека, что выливается в безрассудную влюблённость, а дальше – в секс, - продолжил я, - и хотя такая интимная близость становится результатом природной любви, всё же отсутствие перспектив у таких ранних интимных отношений приводит после окончания срока природной любви к беспорядочному партнёрскому сексу.  

- Может, это прозвучало ханжески и несовременно, - пресёк я начинающееся возмущение, - но дело тут не в морали, тем более что общественная мораль сама сейчас провоцирует раннее начало половой жизни. Просто привычка к партнёрским взаимоотношениям полов создаёт партнёрский стереотип поведения, который превращает возлюбленных в сексуальных партнёров, не давая душевно сблизиться. Мало того, такой стереотип препятствует налаживанию супружеской гармонии, в том числе и интимной, так как партнёры привыкают решать возникшие межличностные проблемы при помощи банальной смены партнёра. В то время как душевно близкие супруги решают сообща возникающие проблемы, становясь при этом душевно ближе.

- Уверен, что какая-то часть из вас курит, - решил я примером сгладить возмущение и непонимание аудитории.

- Я не даю этому никакой моральной или здравоохранительной оценки, - продолжил я, заинтриговав всех, - просто курение я привожу в качестве иллюстрации влияния привычек, вызывающих устойчивую зависимость, на поведение человека.

- Представьте, что встретились двое, скажем, на берегу реки и познакомились. Если курит лишь один из них, то вероятность того, что он сразу же закурит, не такая высокая. А пара курильщиков начнёт «дымить» уже через несколько минут. Привычка сблизит их, конечно, но не душевно, не на долгое время, а лишь, превратив их на время во взаимозаменяемых партнёров – вместе курить можно же и с другими, - закончил я мысль, но особого оживления и понимания у слушателей не почувствовал.

- Может, не такой и удачный пример, - стал я оправдываться, - просто я хотел сказать, что молодые люди, привыкшие к партнёрскому, развлекательному и дегустационному («Такого я ещё не пробовал, надо попробовать») сексу, довольно быстро после знакомства окажутся «в постели». И если между понравившимися половыми партнёрами не вспыхнет природная любовь, они будут искать и обязательно найдут себе очередного сексуального партнёра по случайным связям. Ведь, как говорит поговорка: «Рыбак рыбака видит издалека», имея в виду, естественно, не личностную близость, а всего лишь совпадающие интересы.

- Короче говоря, - решил я покончить с аналогиями, - пара партнёров, «заработавших» с подросткового возраста партнёрские стереотипы сексуального поведения, может соединиться на время просто потому, что интересы обоих совпадут, и партнёры получат возможность удовлетворить свою половую потребность с понравившимся телом, но не с личностью.

* * *

 

После их ухода мне стало настолько невыносимо оставаться в доме, ставшем внезапно чужим, что я оделся и вышел, хотя вначале по традиционному рецепту, предлагаемому в фильмах, решил напиться. Дома было что пить, но меня какая-то сила сама вынесла из дома.

Пошёл к другу, но его не оказалось дома. Догадался позвонить и договориться о встрече в кафе.

Времени ещё хватало до встречи – друг не мог сразу освободиться – и ноги сами привели меня к дому родителей жены. Особой цели у меня не было. Просто шатался под окнами. То ли хотел увидеть жену в окне, то ли хотел, чтобы она меня увидела. Но окна были на пятом этаже, и смотреть пришлось с противоположного тротуара, прохаживаясь сто метров туда и сто - обратно.

Понимал, что это – бессмысленное занятие, но ничего не мог с собой поделать, просто убивал время с какой-то смутной надеждой. А на что?

На встречу я всё же опоздал на пять минут, так как не терял смутной надежды до последней минуты.

С другом вели обычные разговоры, так как я не решился заговорить о главном. А толку? Что мне мог посоветовать друг? Просто мне было невыносимо быть одному.

Постепенно я «дошёл до кондиции», а в таком состоянии уже не мог связно изложить свои мысли, да и он вряд ли был трезвее, чтобы понять меня.

 

* * *

- Одной из помех на пути достижения супружеской гармонии стало навязываемое обществом после Сексуальной революции отношение к окружающим людям, как к потенциальным половым партнёрам, - обратился я к аудитории, - поэтому всё чаще критерием привлекательности, вызывающим желание сблизиться, становится внешность: лицо, ноги, груди, мышцы, задница и… кошелёк.

- Но с такими критериями, не учитывающими личностные качества (воспитание, мировоззрение, цели в жизни), - продолжил я, - можно найти и выбрать лишь полового партнёра или «объект для брачного контракта». С половиной, выбранной по внешним критериям, трудно сблизиться личностно и гармонизировать брак. К тому же, в случае чего всегда можно найти объект со сравнительно лучшими внешними показателями и переключиться на него, ведь всегда найдётся кто-то моложе, красивей, фигуристей, богаче и т.п.

Меня отвлёк внезапно засветившийся экран, на котором какая-то, явно сошедшая с рекламных плакатов пара стала знакомиться. Появившиеся было сигареты и удочки у них в руках, резко исчезли («Рыбак рыбака…», - подумал я), а на экране крупным планом как-то похотливо заблестели глаза обоих. И сразу же пошли кадры так полюбившейся кинорежиссёрам сцены страстного раздевания.

Подсознание всех присутствующих приковало их глаза к экрану.

- Работа древнего инстинкта, заставляющего набираться опыта в вопросах выживания (драки и секс), поэтому боевики, детективы и порнография будут существовать вечно, - подумал я в тишине зала, продолжая наблюдать, как идёт прелюдия к самозабвенной случке пары случайных партнёров, потерявших контроль над собственными инстинктами.

- Хватит! – мысленно приказал я экрану, вдруг осознав, что видео не по теме, и пауза пришлась на смахивание посуды с кухонного стола.

- Слышал я где-то о «ковёрном» ожоге на женских ягодицах, - подумал я, тщетно пытаясь не думать в этом направлении, - а какие последствия могут быть на кухонном столе?

- Согласитесь, что это – не любовь, - обратился я к аудитории, - хотя именно такую оценку подобным страстным случкам нам пытаются внушить писатели и режиссёры.

- В большинстве таких случаев довольно скоро (наутро, обычно) партнёрам становится неловко за свою «минутную слабость», ведь это был «только секс, ничего личного», - подытожил я услышанной где-то фразой.

- Обычно причиной случайной половой связи становится не любовь, а зов пола, усилившийся от сравнительно продолжительного сексуального воздержания, - попробовал я объяснить причины такой страсти, - хотя такая страсть может быть следствием и вспышки природной любви. Вернее, и любовь могла бы сблизить пару, дав обоим шанс на семейное счастье, если бы им не помешала привычка к партнёрскому сексу. Эта привычка часто препятствует личностному сближению, так как переводит взаимоотношения пары в «сексуальную плоскость», в результате чего пару связывает не душевная близость, а сексуальная взаимозависимость. И даже если природная любовь побудит их создать семью, это будет не брак душевно близких, взаимоуважающих и любящих «Половинок пары», а брак личностно независимых сексуальных партнёров. К тому же, после окончания срока природной любви, супругам, привыкшим страсть считать любовью, нежная супружеская любовь покажется пресной. Соответственно им снова захочется бешеных страстей, с которыми у них ассоциируется любовь, что приведёт к внебрачному сексу. А дело в том, что для таких супругов интимная жизнь – не высшая стадия супружеской близости, а всего лишь удовлетворение эгоистической половой потребности с наиболее возбуждающим телом. А так как мысль о страстной случке со случайным партнёром возбуждает сама по себе, приходится искать беспечного секса с внебрачными партнёрами.

Экран вспыхнул, и появилась обнажённая, нежно целующаяся пара. По внешнему виду трудно было определить, какие именно чувства их притягивают, да и вряд ли они сами могут понять, ведь эйфория природной любви имитирует и душевную близость, и половую гармонию.

Синхронно с моими мыслями о половой гармонии, пара приступила к телесной любви, но мне пришлось прекратить, мысленно приказав экрану, хотя выглядело очень красиво, не так как скоростная случка изголодавшихся по сексу партнёров. Я оправдал своё прерывание показа тем, что половое возбуждение могло отвлечь слушателей.

На экране неожиданно появилась не менее красивая и в чём-то рекламная пара, но уже не возлюбленных, а матери и ребёнка. И хотя пара была обнажённой, пол ребёнка не угадывался, так как ему было до года, и он обнимал за шею мать.

Идиллическая картина незаметно изменилась, вернее, возраст матери начал колебаться, отчего на матери нельзя было сфокусировать зрение, в то время как малыш был виден очень чётко, несмотря даже на то, что постоянно шевелился.

Внезапно идиллию нарушил истерический возглас: «Я его родила для себя!». И сразу стало понятно, отчего было ощущение ущербности идиллии – не хватало мужчины, отца.

- При чём тут неполная семья матери-одиночки? - подумал я, - ведь семейным счастьем тут не пахнет. Речь же шла о помехах, препятствующих перетеканию природной любви в супружескую.

Я пытался связать изображение на экране с потерянной нитью разговора. А тем временем на экране протекала целая жизнь этой неполной семьи.

Мать уже была одета, а ребёнок, постоянно вырастая, непрерывно менял пол – то это был мальчик, то девочка. Когда девочка стала девушкой, уже у неё на руках появился ребёнок, а мальчик, мало того что стал юношей и рос дальше, он время от времени обретал женственные черты.

- Всё дело в статистике, - сообразил я, - ведь мужчинам, выросшим в семье матери-одиночки, не совсем понятно их место в семье, поэтому они растут инфантильными холостяками с нечёткой половой принадлежностью. А женщины часто повторяют судьбу матери, становясь матерями-одиночками всё по той же причине незнания места мужчины в семье. Правда, статистика – статистикой, ведь влияет много факторов, но тенденция очевидна. Ведь дочерям «по наследству» передаётся одиночество в неполной семье, а сыновьям – холостяцкая жизнь с «налётом» бисексуальности. Хотя в карьерном росте они бывают довольно успешными.

Не успел я сказать о своих выводах аудитории, в которой - опять же согласно статистике – было немало детей, выросших с матерью-одиночкой, как на экране замелькали девочки-подростки, девушки и молодые женщины, как-то вызывающе выглядящие. Мало того, появилась «куриная лапа», которую сейчас принято называть символом мира, а вокруг неё «дети цветов» - длинноволосые и где-то бесполые хиппи.

- А это ещё что? – спросил я себя, не оправившись ещё от предыдущего экранного сюрприза, - опять статистика или речь уже пошла о Сексуальной революции?

- Вот ещё одна помеха, причём, сравнительно молодая, - подумал я, - ведь резкий рост числа матерей-одиночек начался с пятидесятых годов прошлого века, а сексуальная раскрепощённость девушек – с семидесятых.

Конечно, ханжеская мораль пуританского общества не создавала необходимых для семейного счастья условий, но противоположная крайность оказалась не лучше. И хотя появилось равноправие полов, а также необходимые знания об интимной жизни, не говоря уже об отсутствии стыдливости, не дающей раньше супругам гармонизировать свой брак, перегиб создал новые проблемы.

- Не только матери-одиночки, которые не в состоянии воспитать в своих детях стереотипы жизни в гармоничной полной семье, но и девушки, начавшие свою интимную жизнь с партнёрского секса, не дают уже нескольким поколениям молодёжи ощутить супружескую любовь и семейное счастье, - сказал я, и тут же смутился, так как это было прямым обвинением полу, который целый век боролся за свои права.

- Это не совсем обвинение, - начал, было, я, почувствовав волну гнева «слабого пола», но растерялся, - а что это было, если не обвинение?

- Я не собираюсь взваливать всю вину на женщин, тем более что они повели себя так, фактически, во вред себе, поддавшись в пылу борьбы за свои права давлению общественного мнения, которое создавалось мужчинами, - выкрутился я очень удачно, но осознал, что это не оправдание, а правда, просто раньше я этого не осознавал.

- Нужно ли быть политкорректным по отношению к тем, кто из эгоистических побуждений лишает себя шанса создать счастливую семью? – задал я провокационный вопрос.

Большинство зашумело неодобрительно, в смысле – не нужно.

- А если я скажу, что это относится к женщинам, которые «рожают для себя» или, «случайно залетев», решают оставить ребёнка, потому что врачи сказали, что аборт противопоказан и может привести к бездетности? – продолжил я, ожидая бури эмоций, но, судя по всему, слушатели пока «переваривали» эту неудобоваримую для них информацию.

- Не хочется, конечно, приравнивать такую деформацию детской психики, - не дав опомниться из опасения перед взрывом негодования, сказал я, - приравнивать к отрицательным последствиям ненасильственной мужской педофилии, но разве не за такие последствия их обвиняют?

- Может, сказанное прозвучало очень дико, - громко произнёс я в нарастающем шуме, - но давайте разберёмся без эмоций.

- Во-первых, ярлык педофила уже несёт в себе крайне негативный смысл, поэтому, не разбираясь в сути, принято всех «стричь под одну гребёнку», – продолжил я, заметив, что шум спадает, - речь, конечно же, не идёт о сумасшедших убийцах, насильниках и растлителях, хотя ребёнок может рано или поздно реабилитироваться после педофильной «атаки» в атмосфере гармоничной семьи, примерно так же, как и изнасилованная девушка.

- Опять же, повторяю, что ничуть не оправдываю «активных» педофилов, но разве их противоправные действия могут изменить стереотипы поведения в счастливой семье, воспитанные любящими родителями? То есть, откровенно говоря, у ребёнка такая душевная травма не отнимает однозначно шанс создать счастливую семью, в то время как у детей, выросших в неполной или дисгармоничной семье, изначально не получивших стереотипов поведения в счастливой семье, шансы вообще минимальные.

- А как вы относитесь к Доджсону? – спросил я, делая отвлекающий манёвр, - он больше известен под псевдонимом Льюис Кэрролл. Это автор известной детской книжки «Алиса в стране чудес». Его тоже можно считать педофилом, ведь у него было хобби – фотографировать обнажённые детские тела. Правда, тогда не было Интернета, и он не мог размещать там фотографии за деньги. Не знаю, как тогда, но сейчас эти невинные фотографии считаются детской порнографией. В принципе, как тогда, так и теперь в обществе абсолютно не видят разницы в фотографиях с семейного нудистского пляжа и в фотографиях, где с детьми совершаются развратные действия – секс и т.п.

- Всё дело в том, - сказал я, возвращаясь к неполным семьям (кстати, жертвами педофилов, в основном, становятся дети из таких и прочих дисгармоничных семей), - что матерей-одиночек общество поддерживает, а даже вуайеристов, не способных причинить физические страдания ни детям, ни взрослым, общество осуждает, приравнивая их к педофилам-насильникам.

- Замнём для ясности, - решил я, так и не почувствовав понимания большинства, - это уже мировоззрение, и можно ли это объяснить молодым влюблённым сердцам, выросшим в неполных и дисгармоничных семьях? Как объяснить им, что их абстрактно-романтическое понимание семейного счастья «разобьётся о реальную жизнь», как только закончится срок их природной любви? У них же нет соответствующих навыков, то есть стереотипов поведения в гармоничной семье. Они просто не знают, как вести себя, чтобы семья была счастливой без наркотика природной любви.

 

* * *

 

Пьяный разговор не принёс облегчения.

Я попрощался с другом, который уехал домой (Домой!) на такси, а мне не хотелось. Пошёл пешком. Ноги снова привели меня к окнам, за которыми должны были быть оба моих самых близких существа. Но в окнах не было света, поэтому я пошёл дальше.

От щемящего чувства одиночества я шёл сам не свой. Не рыдал, но удержать слёз не мог. Хорошо, что было темно, и почти не было прохожих.

Меня что-то звало вдаль: уехать, забыть… Но разве от себя убежишь? И я поплёлся домой. Хмель стал выветриваться.

Пешком дорога заняла больше часа, и голова прояснилась. Не то, чтобы я всё «разложил по полочкам», а просто ни о чём уже не думал. А раз не было мрачных мыслей, то это уже было хорошо.

Дома опять мне всё напомнило о ней, но таких переживаний уже не было.

Успокоившись, я включил компьютер - «обитель зла». Злополучный спам я нашёл в папке «Удалённые». Я же, фактически, его так и не прочёл – разве сосредоточишься в пылу ссоры?

Вчитываясь, я заметил, что подсознательно готовлю «линию защиты» как заправский адвокат. При внимательном прочтении оказалось, что это – обычный спам, и доказывать особо ничего не надо.

Это меня обрадовало, и я хотел тут же позвонить, но, взглянув на часы, передумал – поздно, все уже спят.

 

* * *

 

- Давайте рассмотрим другую причину проблем дисгармонии в браке, – решил я сменить тему, хотя и эта тема была «антифеминистической».

- Речь пойдёт о раннем начале интимной жизни, вернее, о партнёрском сексе, - начал я, - я хочу сказать, что ни для кого уже не секрет, что Природой заложена гиперсексуальность у подростков-мальчиков. И на протяжении многих веков гиперсексуальность снималась мастурбацией, как бы религия и общество не запугивали, а в сельской местности ещё и зоофилией, то есть снятием полового возбуждения с помощью домашних животных.

- О популярности самомастурбации – «детского греха» - свидетельствует даже художественная литература, а «верхом» можно считать свидетельство Марка Твена, автора известной повести о Томе Сойере, - попытался я вызвать хорошие ассоциации, но оказалось, что немногие имели представление об известном некогда авторе, - в общем, он описал, что католические подростки снимали половое возбуждение, вызванное гиперсексуальностью, мастурбацией, причём, в условиях отсутствия порнографии использовали для полового возбуждения… библию, выискивая там сюжеты с сексуальным смыслом. Могу напомнить и о древнегреческом философе Диогене, который, проповедуя аскетизм (жил он в бочке) и демонстрируя свою свободу от женщин, мастурбировал прямо на базарной площади.

- Что же касается зоофилии, то и ей тысячи лет, - почувствовал я неловкость, но не потому, что речь пошла о «скотоложстве», за которое не так давно можно было «угодить за решётку», а потому, что не мог припомнить никаких древних свидетельств о мастурбации женщин, хотя вспомнил почему-то о древнеегипетских вибраторах для женщин, мощностью в десятки «насекомых сил» (коровью кишку набивали жужжащими и вибрирующими насекомыми), но это было не то.

- Для снятия полового возбуждения издревле использовали животных, например, за римскими легионами гнали стада овец и коз, причём, не только как свежий провиант, но и для «половых нужд» армии, - ошарашил я, кажется, слушателей, - а гиперсексуальные сельские подростки и до сих пор кое-где используют для этой цели и коз, и овец, и кур, и осликов, и тёлок, и сучек и т.п.

- Именно из-за зоофилического прошлого человечества в настоящее время доступных девушек соответственно и называют: тёлками, сучками, козами, цыпочками (курами), овцами и т.п., - продолжил я, ощутив волну возмущения, - а девственниц и недоступных девушек, естественно, так не называют, и это справедливо!

- Но речь сейчас пойдёт не о зоофилии и подростковой мастурбации, а наоборот, - сделал я паузу, чтобы заинтриговать слушателей, - о доступности ровесниц!

- Ведь если раньше подростки снимали половое возбуждение такими способами из-за недоступности своих ровесниц, которых воспитывали барышнями, сохраняющими девственность до вступления в брак, то теперь девушки с подросткового возраста становятся доступными девками, и в результате раннего начала партнёрского секса сами «зарабатывают» не предусмотренную Природой гиперсексуальность.

- А что касается парней, то «Им только дай!», ведь на их стороне животные инстинкты, - в чём-то поддакнул я всем, но не почувствовал поддержки, - просто как-то после Сексуальной революции стало забываться, что человек отличается от животных именно умением не идти на поводу у инстинктов, то есть воспитанием, являющимся не чем иным, как набором стереотипов мышления и соответственно – человеческого поведения.

- Не надо так бурно реагировать, - обратился я к «девушкам», большинство которых физиологически не подходило под это определение, - и обвинять в ретроградстве, ханжестве, старомодности, а тем более – в религиозности.

- Я отнюдь никого не обвиняю, тем более не хочу оскорбить, - вынужденно повысил я голос, пытаясь утихомирить не только женскую половину, но и мужскую.

Юноши почувствовали, что я затронул и их интересы, в них возмутилось нежелание потерять половых партнёрш со школьной скамьи, хотя они уже давно вышли из этого возраста. Это было какое-то сопереживание, как, например, человеку, выигравшему в лотерею, когда неосознанно ставишь себя на его место и начинаешь мечтать о том, как можно было бы распорядиться выигрышем.

- Я не даю моральной оценки ни подростковому сексу, ни мастурбации, ни даже зоофилии, - постарался я перевести разговор в конструктивное русло, - ведь интимное поведение – личное дело каждого, если, конечно, не связано с насилием над другой личностью (животные не в счёт, ведь у них нет личности, хотя куры часто дохнут от «партнёрства» с «курощупами»).

- Я говорю лишь о механизмах влияния привычки к раннему партнёрскому сексу на достижение супружеской гармонии, - сказал я, но не почувствовав понимания из-за витиеватости сказанного, всё равно продолжил, - ведь в подростковом возрасте особенно сильно «прилипают» привычки. Курильщики должны меня понять, так как ставшим никотинозависимыми в этом возрасте, труднее всех удаётся бросить курить.

- Надеюсь, никто не будет спорить, что основной причиной раннего начала интимной жизни является доступность девушек для партнёрского секса? – перейдя в атаку, начал я, - впрочем, партнёрский экспериментальный и развлекательный секс – это не совсем интимная жизнь, так как частая смена партнёров рано или поздно приводит к групповым сексуальным развлечениям, а больше двух человек – уже не интим.

- Несмотря на бытующий миф, что подростки лишаются девственности от любви, на самом деле поводом для первого полового акта становятся, в основном, любопытство и стремление ощутить себя взрослыми, - продолжил я, почувствовав интерес и «шевеление извилин», - но не будем заострять внимания на причинах и поводах, приводящих к привычке бездушного секса.

- Дело в том, - попытался я сказать как можно доходчивей, - что партнёрский развлекательный секс  приучает с раннего возраста к эгоистическому сексу, то есть к половой связи ради удовлетворения собственной половой потребности, отсюда и привычка менять «неугодного» полового партнёра на нового. Не говоря уже о моральной готовности к продажному и покупному сексу.

- На первый взгляд, ничего в этом ужасного нет, - продолжил я вкрадчиво, - но такие привычки приводят к оценке окружающих людей не по их личностным качествам, а по внешности, по телу. А с таким подходом – оценивать людей по их «сексапильности» - даже влюблённые пары становятся всего лишь половыми партнёрами, любовниками. А как уже говорилось, партнёрский секс - эгоистический и не способствует решению межличностных проблем. Ведь если душевно близкие супруги сообща пытаются решать возникающие проблемы и гармонизировать свой брак, то партнёры (даже официально зарегистрированные) решают и общие проблемы в одиночку, поэтому им привычней не «заморачиваться», чтобы гармонизировать свои взаимоотношения, а просто заменить партнёра, в надежде достичь с ним удовлетворяющих лично его взаимоотношений. Но так как без душевной, личностной близости невозможно гармонизировать супружеские взаимоотношения, то пары, которые объединяет (да и то – временно) лишь секс, обречены на поиск новых внебрачных партнёров или на свингерский обмен партнёрами. Но всё равно, чтобы природная инстинктивная любовь  плавно перетекла в супружескую, чисто человеческую, нужна душевная близость и навыки сообща решать проблемы.

- Мы привыкли к выхолощенным понятиям, - сменил я тему, не почувствовав поддержки не только большинства слушателей, но и экрана, который оставался тёмным и молчаливым, - к понятиям, таким как: любовники, супружеская верность, супружеский долг, супружеские измены и т.п., и оперируем ими, не вдумываясь в их сексуальный смысл.

- А ведь речь в этих понятиях идет не о любви или других человеческих чувствах, а всего лишь об инстинктивной половой потребности, - кажется, я заставил задуматься, поэтому уверенно продолжил, - конечно, один из любовников почти всегда испытывает безответную природную любовь, что заставляет его надеяться и строить планы. Но, к сожалению, видя всё через «розовые очки» природной любви, влюблённый обманывается, принимая партнёрский секс за взаимную любовь. В основном, от затяжного партнёрского секса, именуемого любовной связью (пары любовников), больше всего страдают женщины, которые годами надеются, что любовник разведётся с женой и женится на них. Нередко не помогает даже беременность (якобы, случайная), и любовник начинает жить на две семьи, если, конечно, не бросает любовницу, чтобы найти другую, менее притязательную.

Женщины оживились. Ожил и экран, показав калейдоскоп обманутых любовниц, некоторые из которых были с грудными детьми, а прочие – апатичные, после вынужденного аборта. Многократно повторялась фраза: «Ты обещал жениться!». Было неприятно смотреть на такие душераздирающие кадры. Хотел я сказать, что нечего было становиться любовницей или сожительницей (так называемой гражданской женой), но не решился. Ведь это прозвучало бы как обвинение, а ведь часто особой вины самих девушек в этом нет. Это ведь с одобрения общества и родных матерей они попали в такую ситуацию. Это ведь матери нередко говорят, что нужно пожить вместе, посмотреть, уживутся или нет, приводя в пример свое одиночество или свой неудачный брак.

- Большинство современников, попавших под влияние чересчур либерального к сожительству и развлекательному сексу общественного мнения, - я всё-таки решил «добить» их, - перестаёт уже понимать разницу между душевной близостью любящих супругов и сексуальной зависимостью любовников. Соответственно для многих уже не «просматривается грань» между телом вообще, то есть пригодным для случки, и телом любимой половины. А при такой оценке тел, личность, а также возраст, пол и количество сексуальных партнёров уже не имеют значения – «Только секс, ничего личного!»

- Что-то я стал повторяться, - задумался я, в то время как пауза начала заполняться экраном, правда, какой-то дикой оргией с участием групп партнёров разных возрастов, разных рас и нередко – одного пола.

- Именно поэтому, когда речь идёт о телах супругов зрелого возраста, - решил я прекратить показ оргии, и действительно, на экране появилась немолодая обнажённая пара на пляже, судя по детям и молодёжи – на семейном, натуристском, - современной молодёжи вообще трудно понять, что их объединяет.

- Тело в возрасте, - продолжил я, с удовлетворением отметив про себя приличное поведение немолодой пары, - всегда будет уступать молодому, свежему, упругому и «сексапильному» (обостряющему зов пола - sex appeal) телу. И если не понять, что основное отличие тел вообще от тела своей половины в том, что оно принадлежит любимому, душевно близкому и родному человеку - супругу или супруге, так и придётся «кидаться на всё, что шевелится». Ведь всегда можно встретить тело, превосходящее свою половину по каким-то параметрам – моложе, грудастей, задастей, лучшей в животной случке и т.п.

- Сравнивать людей по внешним данным приучает партнёрский секс, - продолжил я, опять чувствуя, что повторяюсь, - он же приучает и к взаимозаменяемости тел для удовлетворения своей половой потребности, чем способствует адюльтеру – супружеским изменам. И если отсутствует личностная близость между супругами, если их связывают лишь быт и возможность получения полового удовлетворения, которое считается важнее душевной близости, то новое, внешне привлекательное тело всегда будет казаться лучше тела своей половины. Ведь при отсутствии супружеской любви, тело своей половины рано или поздно «приедается», уже не возбуждает, и поэтому ему требуется замена.

- А как можно всю жизнь любить немолодую половину, в том числе и телесно? – провокационно спросил я, - а ведь многие думают именно так из-за деформированного Сексуальной революцией сознания, потому что пропаганда секса заставляет считать, что сексуальное удовлетворение – самое важное в жизни людей. Причём, пропаганда успешно стирает грань между интимной жизнью супругов и сексом партнёров. Поэтому и к супружеской интимной жизни в обществе такое же отношение, как и к сексу любовников и случайных партнёров. Именно из-за этого такие понятия, как душевная близость, супружеская любовь и семейное счастье кажутся большинству утопией и романтической чушью, в крайнем случае – показухой и лицемерием: «У самих слюни текут при виде молодых тел, с трудом переносят друг друга, с отвращением относятся к телам друг друга, считают себя несчастливыми в браке, а на людях говорят, что любят и даже с удовольствием занимаются сексом; посмотрели бы на свои тела со стороны…».

- А раз всё это миф и лицемерие, - думают все, находя этому подтверждение в окружающих их несчастливых семьях, живущих нередко как «кошка с собакой», то к чему «заморачиваться» по поводу супружеской верности, когда вокруг столько доступных продажных тел, да и холостяцкий секс-туризм супругов уже вошёл в моду.

 

* * *

 

Спать не хотелось. Чувствовалась такая горечь потери, как будто я больше их не увижу, и прошёл год после расставания. А ведь и пяти часов не прошло. Нестерпимо хотелось услышать родной голос. Рука сама тянулась к телефону, но останавливалась на полпути – а что я скажу?

Лёг в постель, хотел уснуть, забыться, но от невыносимого одиночества не получалось. Случайно нащупанная под подушкой ночная рубашка вызвала слёзы. От стыда и удивления я притих ненадолго, попробовал рассуждать, но не получалось. Вернее, никаких мыслей уже не осталось, и я, свернувшись калачиком, прижав к груди её ночную рубашку, забылся.

Разбудил меня телефон. Я недовольно подумал, что не желаю ни с кем разговаривать, но автоматически поднял трубку.

В трубке кто-то молчал. Это молчание неожиданно сильно всколыхнуло меня. Поутихшие во время забытья эмоции взорвались в мозгу. Но язык как будто прирос к нёбу, и секунд через двадцать рука самопроизвольно нажала «отбой».

Мысли о неизвестном звонившем вихрились в мозгу до тех пор, пока не осталось две версии: «случайный звонок» и «это она!»

Тревожное ожидание повторного звонка затянулось, и я опять погрузился в забытьё, всё больше склоняясь к версии случайного звонка

 

* * *

- Пропаганда развлекательного секса, - с возмущением в голосе продолжил я, -  привела к тому, что молодое поколение однозначно считает, что для достижения счастья важнее привлекательность тела и партнёрская сексуальная гармония. Никто уже и не задумывается, что такое, навязанное обществом мнение это – отвлечение от других целей: улучшения личностных качеств, повышения собственного культурного уровня и выяснении смысла жизни для себя. Большинству, считая секс самым важным во взаимоотношениях людей, проще существовать, проще «плыть по течению». Как, впрочем, и в вопросе влияния генов на формирование личности. Проще ведь оправдать себя и других, считая, что в плохих личностных качествах виноваты гены, «дурная наследственность», что «таким уж уродился» и т.п., нежели признать, что это огрехи родительского воспитания, результат допущенных ими ошибок. Но это уже другая тема.

- В принципе, все подсознательно понимают, что целью повышенного внимания к собственному телу является банальное привлечение сексуальных партнёров, - попытался я раскрыть эту «зацикленность» общественного мнения экономически развитых стран на теле, на внешности, - а это, всего лишь, следствие навязывания бизнесом такого мнения из желания поднять продажу своей продукции. Ведь внушив людям комплекс неполноценности из-за несоответствия их тела с каким-то идеалом, проще заставить их покупать товары и услуги, якобы способствующие достижению навязанной цели – «Тела твоей мечты».

- Что-то меня опять занесло, - подумал я, - хотя понимал, что именно эта абстрактная цель не даёт многим супругам гармонизировать свой брак и даже найти себе подходящую по личным качествам пару.

- Молодёжь, думающая о счастливом браке, особо «не клюёт» на внешность, - продолжил я, фактически, тему об одном из основных философских противоречий – между формой и содержанием, - понимающие даже опасаются ориентироваться в выборе на внешность, так как красота – ценность, а каждый «обладатель» ценности подсознательно старается подороже её продать (Ты достойна большего).

- И ещё, - я решился высказаться о стереотипах, распространённых в так называемых цивилизованных странах, - уже стало нормой мнение, что «мимо классной тёлки нельзя спокойно пройти». Так как считается, что все мужчины (кроме, разве что геев и асексуалов) обязательно захотят «поиметь» её, «слиться с ней в сексуальном экстазе». И это не обсуждается, причём, считается, что если кто и не хочет воспользоваться «выпавшим ему шансом» (когда «классная тёлка» доступна), значит, он нагло врёт, а сам втайне мечтает лишь об этом. И невозможно объяснить таким, уверенным в своей правоте самцам, что супруги, счастливые в браке, легко могут пройти мимо, и что им и в голову не придут фантазии о поцелуях, а тем более – о сношении с каким-то чужим, пусть даже и очень красивым телом.

- Кстати, - сказал я, чтобы немного реабилитировать мужской пол, - после победы феминисток «над разумом», и они стали приглядываться к мужским телам, как к сексуальным объектам для удовлетворения собственной половой потребности. Не хочется думать, что целью вековой борьбы женщин за равные права была возможность ходить на мужской стриптиз, покупать мужчин-проституток, искать в барах мужские тела для разовой случайной связи т.п. Поэтому надеюсь, что такое слепое подражание мужскому «самцовскому» поведению «рассосётся» вместе с другими перегибами Сексуальной революции.

- Ухоженное тело играет решающую роль лишь на пляже или в раздевалке, когда вызывает зависть у окружающих, одновременно сексуально соблазняя их, - продолжил я, когда кадры «барных» знакомств и скоростных случек сменились важно «несущими собственные тела» людьми на пляже, - а для супружеской любви внешность не так и важна, вернее, люди вообще довольно быстро привыкают к любой внешности и через некоторое время уже не обращают на неё внимания. Это примерно похоже на отношение к новым приобретениям (бытовым приборам, ремонту жилья, новой одежде), ведь к ним привыкают и почти не замечают всего через несколько месяцев.

- Может, не очень удачное сравнение, - сказал я, когда на экране бикини опутали телевизор и как-то наделись на автомобиль, - но ведь неспроста говорится в поговорке - «встречают по одёжке (по внешности), а провожают по уму». А если в течение нескольких поколений (как раз после Сексуальной революции) приучать к тому, что нужно «млеть» перед «шикарными» телами, у людей вполне может возникнуть условно-рефлекторное желание обладать ими.

- На самом деле, - не сводя глаз с экрана, на котором опять замелькали знакомящиеся и случающиеся тела, продолжил я, - все эти внешние признаки важны лишь для случайных партнёров, а постоянные (любовники, «гражданские супруги») - через небольшое время привыкают даже к самым выдающимся формам и уже не замечают их. Зато душевно близкие супруги способны любить тело своей половины до старости. Так что все эти диеты и изнурительные тренировки с целью получения «Тела своей мечты», а также хирургические операции на грудях, малых половых губах и половом члене, к любви и счастью в браке не имеют никакого отношения. Просто людям внушили, что с идеальными телесными формами они обязательно достигнут счастья, которое всё больше начинает у них ассоциироваться с дегустационным сексом. А так как «нет предела совершенству» тела и разнообразию моды на него, то истинные цели в жизни заменяются стремлением к этой труднодостижимой для многих цели, отнюдь не приводящей к семейному счастью. Правда, из-за размытости этого понятия, к семейному счастью мало кто и стремится осознанно, учитывая все «плюсы» и «минусы» супружества. Хотя всё же подсознательно большинство людей стремится именно к семейному счастью, когда подгоняет своё тело под какой-то идеал: как по древневосточным или современным методикам с помощью диет и тренировок, так и с помощью пластической хирургии.

- Что лучше, иметь идеальное тело или тело, любимое своей половиной? – спросил я, когда на экране стали чередоваться ссорящиеся пары с телами, как бы сошедшими с гламурных журналов, с обнимающимися пожилыми супругами, - ведь от того, что тело будет идеальным, нет гарантии, что оно будет любимым, ведь тело становится любимым только тогда, когда личность любимая и душевно близкая. А тело, оторванное от личности – всего лишь взаимозаменяемый товар, который хочется приобрести сейчас, а когда «приестся», захочется приобрести новый, который «я ещё не пробовал».

- На то, что идеальное тело – чуть ли не гарантия любви и счастья, - продолжил я, - клюют неграмотные потребители рекламы, которых она вынуждает делать своё тело идеальным в ущерб личностным качествам. Но ведь тело рано или поздно постареет, а значит, начнёт уступать молодым телам, а в сравнении двух бездушных тел, естественно, выиграет молодое. Вот вам и измены, и разводы в дисгармоничных браках, которые на самом деле были партнёрским и коммунальным, «расшатываемыми» любым лёгким «дуновением» обстоятельств.

- Хватит нагнетать атмосферу, ведь не все же считают смыслом жизни сексуальное удовлетворение любой ценой, - подумал я и, не зная, о чём говорить дальше, молча, вместе со всеми стал смотреть на пляж, - все мы прирождённые вуайеристы, особенно, мужчины – инстинкт!

- Кстати, об обнажённых телах, - попытался я изменить тему, так как не было уже неприятных сцен ссорящихся как «кошка с собакой» пар, но не нашёлся, что сказать.

А на первом плане появилась идиллическая картина обнажённой молодой семьи: дети и родители, то лежали и бегали по пляжу, то купались.

И хотя зрелище было потрясающим (море, солнце, атмосфера отдыха, дети, семья, проявления нежности родителей к детям и друг к другу, причём, всё это без слов), думать я не прекращал. Беззаботное «мельтешение» детей и зримо ощутимое чувство радости отцовства и материнства родителей навеяли новые мысли.

- А ведь люди сами себя лишают такого счастья, вернее, приносят семейное счастье в жертву, дав себя обмануть так называемым идеалам сексуальной свободы, - подумал я, - которая оказывается совсем не свободой, а зависимостью от собственного зова пола, от развлекательного, дегустационного и бездушного секса, что нередко приводит даже к сексоголизму.

 

* * *

 

Я встрепенулся от телефонного звонка.

- Кто там ещё? – подумал я, - опять ошиблись номером? Не хочу ни с кем говорить!

Но рука сама потянулась к трубке.

- Да! – сказал я неприветливо, но опять никто не отозвался.

Хотел я уже сказать всё, что думаю о телефонных хулиганах, как услышал тихое: «Это я». Всё в душе всколыхнулось: обида, горечь одиночества, желание прикоснуться… И я не нашёлся, что сказать.

- Я подумала и поняла, что зря разозлилась, - начала она, - это было сильнее меня, я почувствовала обиду на то, что тебе нужны другие тела. Не говоря уже о чувстве брезгливости, когда я представила себе, что прикасаюсь к каким-то вонючим мужикам и бабам.

Я услышал, как её передёрнуло от отвращения. Да и меня переполнило чувство брезгливости.

- Это всё спам! – чуть ли не прокричал я, - ты думаешь, мне было бы приятно видеть тебя в чужих объятьях? Это всё для пар, которых связывает лишь секс и которые надеются, что через такую «групповуху» станут ближе друг другу. Может, конечно, чуть и ближе, но не как две половины пары, а как два друга, вместе покупающих двух проституток или одну на двоих. Мы же не такие? Нам не нужен такой животный секс без любви и нежности.

Я так возмущённо и громко говорил, что сразу не услышал рыданий. Да и у меня потекли слёзы, но я понял, что это – слёзы радости.

 

* * *

 

- Кстати, на пляжах и в купальнях, - громко произнёс я, любуясь естественностью обнажённых тел на берегу, - обнажённые семейные пары могут чувствовать себя естественно среди таких же обнажённых людей. А их дети быстрее усваивают не только половые и возрастные отличия людей и становятся душевно ближе с родителями из-за отсутствия телесной стыдливости, отчуждающей близких людей, но и приучаются к уважительному отношению к чужим телам. Ведь они видят, что у родителей «не текут слюни» при виде обнажённых тел, значит, и сами они будут вести себя так же, когда повзрослеют до подросткового возраста и даже до социальной зрелости для брака.

- Такая атмосфера доверия к людям, - продолжил я, как-то кожей ощутив атмосферу спокойствия, взаимодоверия и уважения к окружающим, которая с экрана гипнотизировала меня, - воспитывает и детей, и взрослых. Отсутствие проявлений животного отношения к обнажённому телу, как к сексуальному объекту для себя, становится профилактикой поведения, о котором образно говорят: «Кидается на всё, что движется». Поэтому для детей, выросших в такой атмосфере доверия и отсутствия стыда за своё тело, внешность и голое тело не могут «заслонить» личность другого человека. Поэтому они не будут бросать похотливые взгляды на понравившиеся тела, разве что это будут эротически восхищённые, эстетические взгляды на тела, такие же взгляды, как при любовании произведениями искусства. Правда, мещанское воспитание заставляет обладать и произведениями искусства.

Вдруг из глубин моего сознания выплыла поговорка: «За что боролись, на то и напоролись!» Я не понял связи, но она должна была быть. Какая-то ассоциация…

- Кто и за что боролся? – попытался я сосредоточиться, - и сразу в голове у меня прояснилось, правда, в отличие от экрана, который помрачнел, вернее, пошли черно-белые кадры различных старинных женских командных соревнований в формах, прикрывающих почти всё тело.

- Феминистское движение, боровшееся за равноправие, было, разумеется, прогрессивным, - начал я, встретившись глазами с растерявшимися слушателями, - но женщины «в пылу борьбы перегнули» с равноправием, и приходится признать, что не без участия мужчин,

- Конечно, это была многовековая мужская мечта, - подумал я, - о сексуально доступных женщинах.

Мне вспомнилась Социалистическая революция, и тут же на экране появились демонстранты с красными (в черно-белом варианте, естественно) флагами, а кто-то даже протыкал штыком картонную фигуру буржуя.

- К чему это? – не успел удивиться я, как на экране революционная молодёжь стала раздеваться прямо на улице.

Почему-то я подумал о США 70-ых, потом об Испании 80-ых, но это оказался СССР 20-ых. И я сразу вспомнил о Голых демонстрациях революционной молодёжи и теории «Стакана воды» о том, что секс (вернее, половое сношение, ведь понятие «секс» появилось после Сексуальной революции 70-ых) должен быть доступен, «как воды попить». Мне вспомнился даже отрывок из одного рассказа М.Зощенко, опубликованного в 1932 году, в котором уклончиво (вероятно, цензура в дальнейшем постаралась) показывались «интимные настроения» тех лет:

«…Давеча в субботу после получки говорю ей запросто, как дорогой товарищ дорогому товарищу:

- Приходите, - говорю, - Катюша, ко мне на квартиру. У печки, говорю, посидим. После фильму пойдём посмотрим. За вход заплачу.

Не хочет.

Спасибо ребята срамить начали.

- Да брось ты, - говорят, - Катюша, своё мещанство. Любовь свободная…

- Не могу, - она отвечает, - заходить. Симпатии, говорит, к вам не ощущаю…»

- В общем, - подумал я, - мужчины всегда мечтали о доступности женщин, хотя и стремились жениться на девственницах. И поэтому молодёжь во время революций особенно «распоясывалась», в первую очередь - мужчины, ведь революции всегда провозглашали свободу. Естественно, что в результате Сексуальной революции именно сексуально стали «распоясываться», и продолжают уже на протяжении несколько поколений. А так как у власти, в основном, стояли мужчины, то они и навязали женщинам идею сексуальной свободы, от которой, кстати, сами особо не страдают, в отличие от самих женщин, у которых такая свобода вступает в противоречие с их половой ролью.

- Равноправие – это одно из основных условий современного брака, - сказал я, отвлекая всех от молодых марширующих обнажённых тел, - но нельзя его путать с равенством полов. Равенство – это утопия с непонятной целью. Конечно, в отдалённом будущем можно будет клонировать себя, а при помощи генной инженерии мужчина сможет клонировать свою копию даже в женском обличии.

Вспомнился фантастический рассказ Урсулы Ле Гуин о двуполых командах клонов одного человека. И тут же на экране появились похожие молодые люди, двое из которых начали заниматься сексом, не обращая на других внимания.

- Правда, это приведёт к вырождению, - продолжил я, - из-за отсутствия «контроля Природы над генетическим отбором из двух разнополых наборов», хотя какие-то ящерицы, вроде обходятся. Но можно, вероятно, и это решить с помощью генной инженерии, и тогда в таком утопическом обществе женщинам, в отличие от ящериц, вообще незачем будет рожать, то есть они окончательно станут сексуально-активными «мужиками в юбке». Или средним полом? А кому это выгодно?

- В принципе, этот процесс уже идёт, - подумал я, - приводя к бисексуализации общества. Ведь для эгоистического полового акта, не связанного с зачатием и семейным счастьем, пол сексуального партнёра уже не играет особой роли – «Бери от жизни всё!», «Попробуй и это…!»

На экране стали сменять друг друга сцены из современных фильмов (не порно!), в которых замелькали геи и лесбиянки. Через некоторое время, угадав ход моих мыслей (?), экран заполнился футуристическими видеоизображениями, иллюстрирующими перспективы равенства. Я не сразу понял, в чём тут подвох, но заметил, что детей вместе со взрослыми не видно. Зато они были в каком-то Детском саду, плавно трансформирующемся в военизированный лагерь. Дети со стандартным выражением лица маршировали и пели: «Дяденьку мы слушали – хорошо покушали, а если бы не слушали – мы бы не покушали».

- Патент «АВ», - вспомнил я название книги, принадлежащей перу автора «Старика Хоттабыча».

- Весь этот бред о равенстве и клонировании – результат умаления роли родительского воспитания в формировании личности, - хотел я сказать, но вспомнил, что воспитание – другая, не менее объёмная тема, так что смолчал.

- Вернёмся к отрицательным последствиям привычки к партнёрскому сексу, - обратился я к аудитории, чтобы прекратить фантастические сцены на экране, - который (секс) «помолодел» из-за массовой доступности слабого пола.

- Одно из последствий такой привычки - роль любовницы женатого мужчины, который ценит её только как сексуальную партнёршу, - начал я неуверенно, но так как взрыва эмоций не последовало, продолжил увереннее, - и даже если через годы он всё же женится на своей любовнице, то быстро разочаруется, так как ему была нужна именно любовница – любящая его, беззаботная при встречах и безотказная в сексе.

- Статус жены не идёт на пользу бывшей любовнице, - продолжил я, почувствовав интерес слушателей, - так как она утрачивает беззаботность и постоянную готовность к сексу. Понимая это, женатые мужчины особо не спешат разводиться с жёнами ради брака с любовницей, а если разводятся, то только из-за вспыхнувшей природной любви, особо не мешкая и не доводя любовную связь до состояния затянувшихся партнёрских отношений. Обычно же «вялотекущие» партнёрские отношения тянутся годами, не оправдывая надежду любовницы стать женой. Да и связывает мужчину с любовницей не любовь, о чём, казалось бы, говорит сам термин, а обычная сексуальная зависимость, вернее, удобство внебрачного удовлетворения своей половой потребности.

- Другим последствием активной добрачной половой жизни, как для женщин, так и для мужчин, - сказал я, почувствовав, что повторяюсь, - является привычка искать не спутника жизни, а сексуального партнёра. Соответственно, и критерии поиска разные: там – по личностным качествам, общим интересам, тут – по внешности, по сексапильности тела, по общему сексуальному интересу.

- Но главным отрицательным последствием партнёрского секса именно для женщин, - продолжил я, стараясь, чтобы в голосе не чувствовалось обвинения, - является предохранение от нежелательной беременности. О каком бы равенстве полов не мечтали феминистки, в этом деле точно не будет равенства! Этот «крест» должны нести именно женщины, правда, многие женщины вряд ли против такой половой роли – против чувства радости материнства, иначе подверглись бы стерилизации. Но своим стремлением к противоестественному равенству многие женщины, поддавшись на пропаганду партнёрского секса и увлёкшись добрачным развлекательным сексом, нередко жертвуют именно радостью материнства, не говоря уже о семейном счастье. Это только в киносказках женщины, за которыми «тянется длинный хвост случайных связей» находят свою половину и живут счастливо с мужем и детьми. Это – фантазия, приближающаяся по вероятности к чуду. Да и о том, что в сексуальном плане муж может уступать прежним партнёрам, в сказках обычно не упоминают, так же как и о желании сменить партнёра по-привычке, когда что-то не ладится в семейной или интимной жизни.

 

* * *

 

- Давай больше не будем ссориться! – сказал я, - приезжайте, мне трудно без вас.

- Уже поздно, да и ребёнок спит, - ответила она, - это я, так и не смогла заснуть, и я верю тебе, что это был просто спам. Зато, благодаря нему, я поняла, что не могу быть далеко от тебя. Я обнимаю ребёнка, но тебя мне не хватает!

Я не нашёлся, что сказать, хотя и сам испытывал такие чувства и хотел уже полететь к ней.

- Родителям я ничего не сказала, хотя они что-то заподозрили по моему виду, - продолжила она, поняв моё состояние, - завтра мы приедем, как ни в чём не бывало.

- А как мне уснуть? Ты же в гостях, вернее, в родительском доме, а я ощущаю пустоту, - проговорил я обиженным тоном, сразу же одёрнув себя – не мужское это поведение, но ничего не мог с собой поделать.

- Может, завтра утром заехать за вами? – спросил я уже твёрдым, но нежным голосом.

- Мне тоже одиноко, но не хочу так рано будить ребёнка, да и родителям будет спокойней, - ответила она обычным голосом, - сами приедем днём, и раз всё выяснилось, постараюсь спокойно уснуть.

Мы попрощались без обесцененного «И я тебя люблю», и я, успокоившись, уснул.

 

* * *

 

- Предохранение до первых родов, - продолжил я, пользуясь задумчивым вниманием аудитории, - чревато проблемами, несмотря на различные способы контрацепции и кажущуюся грамотность в этом вопросе с подросткового возраста. А об абортах, на которые идут «случайно залетевшие», и говорить не стоит – для многих это приговор.

- Нельзя не упомянуть и о стереотипах, закрепляющихся партнёрским сексом, - пошёл я дальше, - например, о страхе потерять личностную независимость. Конечно, впасть в зависимость от чужого человека – трагедия. И если в случае сексуальной зависимости можно найти другого партнёра, то при душевной зависимости – безответной любви – пережить «ломку» довольно трудно, так как это – долговременный процесс. Поэтому, раз обжёгшись, многие боятся снова влюбиться, чтобы не было опять мучающих безответных чувств, чтобы снова не впасть в зависимость от личности, которая относится к тебе с «прохладцей» либо использует твоё тело, социальное или материальное положение в своих целях. Но есть один секрет – безответная любовь, не «отягощённая» партнёрским сексом, переживается не так болезненно, так как нет сексуальной зависимости, усиливающей страдания от разрыва на подсознательном уровне.

На экране появилась пара целующихся подростков в необычной одежде. И только музыка подсказала, что это - Ромео и Джульетта, любовь которых так поэтично воспел В.Шекспир.

- Кстати, о Ромео и Джульетте, - сказал я слушателям, восторженно смотрящим на экран и слушающим музыку, Ведь в чём-то благодаря Шекспиру именно такая страсть стала ассоциироваться с любовью. Трудно сказать, сам ли Шекспир, драматургически и поэтически гениально пересказавший итальянскую новеллу эпохи Возрождения, не упомянул, что эти подростки не только любили друг друга, но и занимались сексом, или это цензура и переводчики постарались «вырезать» секс из такой романтичной истории? Дело в том, что такие «деструктивные» чувства характерны лишь для тех возлюбленных, которые испытали и телесную любовь, если, конечно, нет таких психических отклонений, как фанатизм и шизофрения. Подростковая любовь, не «отягощённая» сексом, приносит чувство нежности, романтичности и радость нахождения близкой личности. Но так как логического продолжения у этой взаимной любви нет (не приводит к продолжению рода), эти чувства медленно сходят на нет без лишних осложнений. А если подростки стали любовниками, включаются инстинктивные механизмы, вызывающие страсть и нередко заканчивающиеся драмами и трагедиями.

- Во всём сказанном нет и намёка на мораль, - в чём-то оправдываясь и возвращаясь к теме партнёрского секса, сказал я, - будь то общественная или религиозная мораль. Простые причинно-следственные связи – «Налево пойдёшь – обратно не воротишься, направо пойдёшь – коня потеряешь» и т.п.

- Именно по причине продолжительного предохранения (обмана Природы, фактически) так увеличилось количество бездетных браков, - пошёл я дальше, - правда, тут сыграла свою роль и пропаганда поздних браков и добрачного сожительства. И хотя в так называемых цивилизованных странах считается, что для брака люди «созревают», чуть ли не к 35-и годам, их на деле опровергают инфантильные и сексуально-озабоченные холостяки, которые даже к этому возрасту не желают создавать семью. Не говоря уже о закрепившихся в их сознании холостяцких привычках, которые не дают гармонизировать брак. Конечно, в вопросах профессиональных знаний и карьеры это – зрелые мужчины и женщины, а в вопросах любви и брака их развитие останавливается на подростковом уровне. Поэтому о семейном счастье им остаётся лишь беспочвенно мечтать.

- Не надо забывать и об экономической зависимости, - отклонился я от темы любви, но для брака это важная тема, - ведь холостяцкие стереотипы закрепляются в удовлетворении не только половой потребности, но и материальной. То есть с годами холостяки и холостячки привыкают единолично распоряжаться личной собственностью и заработанными деньгами. А в браке нужно привыкать, сообща принимать решение о сравнительно крупных приобретениях, чему с годами научиться всё труднее. Да и идти на компромисс молодожёнам «неюного» возраста трудно, как в интимных вопросах, так и в экономических. Холостяцкие стереотипы заставляют думать, что, идя на компромисс даже с любимой половиной, лишаешься независимости. Это приводит к подсознательному стремлению к сексуальной и экономической свободе, что отчуждает супругов после окончания срока природной любви или когда «кончается терпелка» в браках по-расчёту.

- А ведь чем старше, тем консервативней мышление, - углубился я в «несупружескую» тему, - и дело не только в холостяцких привычках, но и в гибкости мышления, в открытости новому, в возможности слегка изменить унаследованное от родителей мировоззрение. А так как в каждом из предыдущих поколений число счастливых семей ничтожно, то без гибкости мышления, которое, кстати, начинает «окостеневать» после 25-и, то на базе двух наборов дисгармоничных стереотипов мышления и поведения не построить семейного счастья.

- Разумеется, это оптимально, вступать в брак в социально-зрелом возрасте, - продолжил я, чувствуя «зыбкость аргументов», - когда уже «создана материальная база» для будущей семьи, но мало кому это удаётся, а на родительские деньги трудно перестать вести себя инфантильно. Кстати, такой подход к «материальной базе» был и в патриархальном прошлом, когда обеспеченные пожилые мужчины брали в жёны барышень до 20-и лет. Правда, достигали они специфической гармонии и семейного счастья, ведь муж был хозяином жены и детей, и требовал от них беспрекословного подчинения. Современные же женщины такое семейное счастье, как говорится, «в гробу видали».

- Все же мечтают о браке по любви? – вопросительно-утвердительно обратился я к аудитории, ощутив эмоциональный всплеск, - но ведь любовь без равноправия и без общих (не мещанских, разумеется) интересов не может гарантировать семейное счастье. Природная любовь пройдёт, а супружеская может просто не успеть занять её место во взаимоотношениях супругов. Поэтому кроме любви нужны ещё и молодость, с присущей ей гибкостью мышления, и совпадение мировоззрений и целей в жизни. Молодым личностям, не испорченным привычкой к партнёрскому сексу, проще «привести к общему знаменателю» свои желания и возможности, а также личностно, душевно сблизиться. Природная же любовь в свою очередь поможет им сравнительно легко идти на компромиссы для этого. И только при таких оптимальных условиях природная инстинктивная биохимическая любовь может без проблем перейти на человеческий уровень и стать супружеской любовью. А это уже симбиоз двух взаимозависимых личностей

- Что же всё-таки важнее в браке? – решил я подытожить, - интимная или душевная близость? Сексуальная или личностная гармония? Секс или любовь?

Я задал один и тот же вопрос три раза, потому что для каждого, мне кажется, доступней своя привычная терминология. Не говоря уже о том, что все эти понятия довольно туманны в юном возрасте или же навязаны средой без особых объяснений. Например, романтикой принято считать ужин при свечах, хотя на деле это всего лишь прелюдия к случайной сексуальной связи. И хотя так принято ближе знакомиться испытывающим симпатию (для сексуально голодных это сразу заканчивается постелью), даже супружеским парам кажется, что в этом и есть романтика, а на самом деле это стереотип именно любителей случайных связей, которые его называют свиданием. «Встретимся, потанцуем, поужинаем, и если получится, займёмся сексом», - такая вот романтика.

- Постараюсь в двух словах ответить на этот, самый важный для семейного счастья вопрос, продолжил я, - вернее, привести аксиому. Сексуальная гармония без любви и душевной близости рано или поздно приведёт к сексу с внебрачными партнёрами, ведь всегда найдётся лучше, моложе, с большими, с длинным и т.п. А любовь и душевная близость помогут супругам сообща гармонизировать интимную жизнь даже при различных психосексуальных отклонениях, даже прибегая к альтернативным способам полового удовлетворения. К тому же, супругам, добившимся сообща личностной близости и супружеской любви, нет смысла искать внебрачного полового удовлетворения, так как человека ближе им уже не найти так же, как и тела любимей. В то время как сексологи с момента появления этой науки, благодаря Сексуальной революции, внушают всем, что для брака важнее всего сексуальная гармония. Может, с их «колокольни» так и видно, ведь они – узкие специалисты, которых вопросы супружеской любви и душевной близости «ставят в тупик», вплоть до отрицания супружеской любви и семейного счастья на всю жизнь.

- Впрочем, в сексуальной гармонии сексологи разбираются очень хорошо, - добавил я, так как мне показалось, что не вполне корректно было так высказываться о сексологах, - причём, некоторые их советы сближают супругов не только физически, но и душевно. Я имею в виду координацию половой активности супругов, то есть приведение в соответствие потребностей и возможностей обоих.

На экране пошли кадры разных семейных скандалов. То жёны отчаянно кричали, то мужья. И хотя слов обвинений не было слышно, сразу ощущалась атмосфера раздражённости. И пошли какие-то цифры, какой-то математический баланс: 1/30, 1/7, 1/2 и т.п., что, как я понял, означало степень индивидуальной половой активности, что-то вроде потребности в сексе, например, раз в неделю, в семь дней - 1/7).

- Кстати, причиной многих, на первый взгляд беспричинных скандалов становится сексуальная неудовлетворённость, а повод всегда находится, - сказал я, сразу почувствовав интерес, - а неудовлетворённость вызывает неконтролируемую сознанием раздражительность и нервозность. Дело в том, что половое возбуждение и потребность в удовлетворении половой потребности – инстинктивное чувство. Конечно, можно как-то «умертвить плоть», но массовые педофильные судебные процессы католических священников, давших обет безбрачия, свидетельствуют о непреодолимых трудностях этого противоестественного насилия над собой.

Влюблённым молодожёнам эта тема, скорее всего, неинтересна и непонятна, так как природная любовь создаёт в их взаимоотношениях сексуальную псевдогармонию, Это уже потом, когда природная любовь сойдёт на нет, они задумаются, так как им уже самим придётся гармонизировать свою интимную жизнь, то есть приводить сексуальную активность обоих к «общему знаменателю». Иначе хроническая половая неудовлетворённость, вызванная отсутствием душевной близости и знаний об альтернативных способах снятия полового возбуждения, оставит супругов «один на один» со своим половым возбуждением. Это приведёт к отчуждению, бесконтрольной раздражительности и обидам, и как следствие – к супружеским изменам. В то время как душевно близкие супруги обычно помогают друг другу не доходить до такого отчуждения и обид. У сексуально грамотных, близких и уважающих друг друга супругов есть вполне приемлемый выход: снять половое возбуждение своей половины альтернативными способами, а своё – самомастурбацией. Естественно, такие профилактические меры не заменят телесной любви, но практикуемые время от времени, они вполне способны помочь, не довести до сильной раздражительности и скандалов «из-за любого пустяка». Причём это ещё больше душевно сблизит супругов, усилит их взаимодоверие и «чувство локтя», то есть не даст погаснуть супружеской любви.

 

* * *

Я лёг спать в предвкушении встречи. Я чувствовал себя так, будто год не видел свою жену. Меня, правда, несколько покоробило то, что к жене у меня сильнее чувства, чем к ребёнку. А разве это не правильно? С ребёнком такой близости, как со своей любимой половиной, никогда не будет. Это только несчастливые в браке матери и матери-одиночки надеются, что близки со своим ребёнком и, фактически, травмируют его психику и никогда не получают той отдачи от своей любви, на которую рассчитывают. Обидно, конечно, но если бы они заранее знали, что так будет, больше внимания уделяли бы своей половине, старались бы гармонизировать свой брак, вместо того, чтобы разводится («Мне и с детьми хорошо») и не рожали бы «для себя».

Я, конечно, люблю ребёнка, и скоро мы планируем ещё одного, но дети не нуждаются в патологической любви к ним. Наоборот, детям гораздо важнее ощущать любовь и близость родителей друг к другу и благоприятную атмосферу в доме, чем ненормальную любовь родителей, безразличных друг к другу или ненавидящих друг друга, но соревнующихся в любви к детям и во взаимности с их стороны. Любовь ведь, как это не странно звучит, тоже – результат воспитания, результат копирования родительского поведения. Ребёнок в отношении к матери копирует проявления любви отца к ней, а в отношении к отцу – любовь матери к нему (или ненависть). И поэтому интимная жизнь родителей, их сексуальные разговоры и намёки, всё это не должно «касаться ушей» ребёнка, ведь нескрываемая страсть во взаимоотношениях родителей может склонить ребёнка к инцестофильным фантазиям, которые могут осуществиться в подходящий для этого момент, особенно, когда родители теряют контроль над собой, находясь в состоянии алкогольного опьянения.

Уверив себя, что я правильно люблю жену и ребёнка, я уснул.

 

* * *

 

На экране вдруг появилась классная комната с сидящими за партами школьниками, прилежно внимавшими словам учительницы. Потом начали мелькать эпизоды из жизни школьников дома и во дворе. Это были дети, кажется, семиклассники, как бы «начинающие» подростки. И вдруг один эпизод продолжился самым неожиданным образом – школьники начали раздеваться в, фактически, детской девичьей комнате.

Хотел я мысленно остановить это действие, понимая, к чему приведёт это смущённое раздевание, но не успел. То есть эти кадры сменились другим сюжетом, в котором не раздетая пока девочка подпрыгивала на пружинящей кровати, а мальчик стоял и о чём-то думал.

- Это же реклама, то ли «социальная», то ли коммерческая, - вспомнил я, - я её видел несколько лет назад. Смысл её точно не помню, но точно знаю, что речь шла о том, кто должен первым предложить надеть презерватив. Это была якобы антиспидовая реклама, изготовители которой думали, что их ролик станет профилактикой заражения СПИДом школьников, но цензура, по-моему, быстро убрала с телевидения этот ролик. А откуда у невинных подростков СПИД? Есть, конечно, вероятность, но чрезвычайно мизерная. Зато этот и другие подобные антиспидовые ролики внушают детям, что можно и в этом возрасте заниматься сексом, нужно только не забыть воспользоваться презервативом.

- Чем основательней родительское воспитание, - меня будто бы прорвало, - то есть, чем сильнее закреплены в сознании детей родительские стереотипы мышления и поведения, тем легче ребёнку противостоять нежелательному влиянию среды. Если, конечно, родители воспитывают цельную личность, а не конформиста и потребителя в широком смысле этого слова, которому остаётся только «плыть по течению» и искать подчинения различным вожакам и гуру.

- И если раньше, - продолжил я возбуждённо, - родители ставили вопрос так: «Как оградить детей от дурного влияния улицы?» и пытались ограничить общение со сверстниками, несмотря на то, что и в школе сверстников хватало, то теперь ограничить детей от влияния среды и вовсе невозможно. Телевидение, видео и Интернет теперь могут совратить ребёнка «прямо на дому». На культуре, политике и экстремизме останавливаться не будем, остановимся на близком нашей теме половом воспитании.

- После Сексуальной революции вопрос полового воспитания стал актуальней, - сменил я тон, - и если можно было «с натяжкой» согласиться с мнением выдающегося педагога первой трети ХХ-го века Макаренко, что половые вопросы в то время ребёнку лучше было узнавать у сверстников, «на улице», фактически, то теперь это может привести лишь к ущербному половому воспитанию. В принципе, и тогда так было, но в голодной послевоенной стране, в которой свирепствовали эпидемии, голод и нищета, а первоочередной задачей семей и беспризорников было выжить, «нажраться от пуза», были дела поважнее секса. Сейчас же, когда в сытых цивилизованных странах «с жиру бесятся» от своих широких возможностей, половое воспитание стало одной из важнейших задач формирования личности. Но вопрос в том, могут ли родители, принадлежащие нескольким поколениям, родившимся после Сексуальной революции, дать ребёнку правильное половое воспитание, если сами привыкли «плыть по течению», направляемому «перегибами» в вопросах пола?

- Если раньше подростковый секс осуждался обществом, - попробовал я разъяснить, - правда, опираясь на религиозную и ханжескую мораль, то теперь общество (СМИ) и сами родители, фактически, провоцируют подростков на ранние сексуальные эксперименты. Ведь стало нормой считать, что подростковый секс – это естественно, соответственно нормально и то, что мальчики покупают презервативы, а девочки – противозачаточные таблетки. Мало того, под эту «норму» подводят даже «научную» базу – статистику суицидов (?). Якобы, если подростки не будут сношаться друг с другом (если со старшими партнёрами, то это уже «статья» - развращение малолетних), у них появится склонность к самоубийству. Хотя этот вывод - всего лишь обычная для статистики неверная интерпретация собранных данных. Но ведь с помощью таких статистических выкладок родителей запугивают до такой степени, что они становятся либеральными к подростковому сексу. Так что подростки нередко уже не стесняются (и не боятся, как раньше) признаваться родителям в своих сексуальных экспериментах. А вот в курении, для сравнения, боятся признаться.

В течение всего моего развенчивания подростковых сексуальных псевдонорм, экран не оставался безучастным и старался иллюстрировать сказанное, и только тогда, когда речь пошла о статистике, он как бы «завис».

- Основная задача полового воспитания, - уверенно продолжал я, - разъяснение места половой жизни людей в современном обществе, подверженном засилью пропаганды так называемой сексуальной свободы. Половое воспитание с детства должно прививаться родителями, то есть дети должны усвоить, что половая, интимная жизнь должна быть связана с супружеской любовью, а не с развлечением, самоутверждением, продажными сексуальными услугами и платой «натурой». Иначе, повзрослев, дети превратятся в «секс-машины», единственной целью которых будет получение эгоистического полового удовлетворения.

- Кстати, оптимальное половое воспитание без особого труда можно дать, как уже говорилось, на семейных нудистских пляжах, - напомнил я, и на экране появилась пляжная идиллия, - да и в раннем возрасте, когда вопросы половых отличий ещё не сопровождаются половым возбуждением, проще объяснить и интимную жизнь любящих родителей, и связь секса с супружеской любовью. Откровенность родителей и вместе с тем нежелание демонстрировать свою страсть и сексуальное поведение, в том числе и «сальные» шутки, приучат детей к тому, что половая жизнь интимна, скрыта от взора остальных и может быть только у пары любящих людей. Это станет профилактикой беспорядочных развлекательных сексуальных связей и группового секса.

- Привычка к партнёрскому, развлекательному сексу, - решил я уже высказать всё, что думаю о причинах дисгармонии в браке, - выработанная с подросткового возраста из-за недополученного грамотного полового воспитания, лишает в будущем нежности и уважения по отношению к противоположному полу. В свою очередь такое отношение приводит к тому, что уже все люди воспринимаются как средство для получения эгоистичного полового удовлетворения. И, как упоминалось, если личность не принимается во внимание, то пол, возраст и количество сексуальных партнёров уже перестают играть существенную роль. Вернее, пол, возраст и количество становятся сексуальным фетишем, как, например, у бисексуалов обоих полов, у геронтофилов, педофилов, свингеров и т.п. Ведь главное в бездушном сексе – получить половое удовлетворение, поэтому отсутствующие эмоции от любви, нежности и душевной близости приходится компенсировать новизной партнёров, обстановки, их количества и пола, находясь в постоянном поиске.

Подобный «компенсационный» приём применяется и в шоу-бизнесе, когда душу, вложенную поэтом, композитором и исполнителем, пытаются компенсировать техническим, но бездушным исполнением, вбивая подделки в головы слушателей навязчивым их повторением. Но это – другая тема. Хотя секс-индустрия зарабатывает на доступных эрзацах чувств так же, как и шоу-бизнес на «попсе».

Не имея чёткого представлении о супружеской любви и семейном счастье, многие пытаются компенсировать супружескую близость усложнением сексуальной техники, поддавшись на пропаганду, что именно недостаточное сексуальное разнообразие не даёт супругам стать счастливыми в браке. А так как сексуальная техника пары имеет свой предел, предлагаются уже способы с дополнительными партнёрами – с другой парой свингеров или с бисексуальной группой.

В принципе, интимная жизнь – личное дело каждого, если, конечно, не травмирует других, как в случае насильников, педофилов и садистов, но при потребительском отношении в интимной жизни к своим партнёрам, просто придётся забыть о супружеской любви и семейном счастье. Что, впрочем, вполне успешно и делает большинство наших современников.

* * *

Я проснулся, привёл себя и жильё в порядок и стал ждать встречи с самыми дорогими мне людьми…


1998-2017© Все права защищены! Любое копирование без разрешения автора запрещено!
www.gamology.info | gamology@mail.ru